О пытках в «человеческом измерении»

Автор: Каринна Москаленко, адвокат.

Сегодня меня пригласили на мероприятие во дворец Совета Европы в Страсбурге выступить о пытках по моим делам в ЕСПЧ. Я могла бы привести в пример множество дел, но у меня будет всего несколько минут и я могу коснуться сути только двух своих дел. Дела Виталия Бунтова и дела Сергея Мохнаткина.

Виталий Бунтов — печально знаменитый заключённый, которого Европейских Суд признал жертвой пытки за то…, за то, что ему оторвали 20 ногтей. Решение Суда находится на контроле исполнения в Комитете Министров, но несмотря на активное сопровождение Департаментом исполнения решений ЕСПЧ процесса исполнения этого решения, оно не исполнено, а уголовное дело по этому факту прекращено за отсутствием СОБЫТИЯ преступления. То есть не было ничего этого… А Бунтов должен ответить за свою «клевету»! С тех пор Виталий с помощью своей супруги и защитника, которая ведет многолетний неравный бой с системой, зарегистрировал еще несколько жалоб в ЕСПЧ на жестокое обращение. И, в итоге, его обвинили в клевете. Против него возбуждаются новые дела, а сейчас его доставили в Москву, в институт психиатрии им Сербского, куда не пропускают моего коллегу по защите – адвоката Дмитрия Сотникова. Почему? Потому что адвокатов пускают только по пятницам. А в другие дни они – видимо, не адвокаты. Но по российскому закону адвокат должен иметь беспрепятственный доступ к своему подзащитному. Посмотрим, что будет в эту пятницу — мой коллега попробует вновь посетить его. А в следующую пятницу мы с ним попробуем посетить Виталия и уже вдвоём. Мы попробуем быть адвокатами хотя бы по пятницам.. Но предвидим новые возражения: а подайте-ка нам разрешение от следователя, потому что – вопреки российскому закону – без разрешения следователя вы ведь тоже еще не адвокаты. Это при том, что мы с адвокатом Сотниковым участвовали при рассмотрении дела судом – по нашей жалобе суд пересматривал вопрос о законности самого проведения Виталию Бунтову психиатрической экспертизы и помещения его в психиатрический стационар.

Итак, делу дан особый статус в ЕСПЧ, по мере того, как КМ СЕ отслеживает исполнение решение Суда по первой жалобе «Бунтов против России», Суд предложил властям применить меры предварительного предупредительного характера согласно правилу 39 регламента Суда. Вопреки этому Бунтов утверждает, что подвергается избиениям – в  частности, во время этапа в Москву. Люди в процессе этапирования совершенно беззащитны, это хорошо известно тем, кто сталкивался с этими проблемами – и по дороге следования, и в тех пунктах, где их оставляют на неопределенное время… Он утверждает, что подвергся жесточайшим пыткам и его новая жалоба уже направлена в Суд. Европейский Суд вплотную занимается этим делом, но человек остаётся беззащитным…

Другое дело — правозащитника Сергея Мохнаткина. Здесь ситуация ещё более безнадёжная. Этот мужественный человек, осужденный фактически за свою гражданскую активность, в свои 62 года, имея слабое здоровье, был неоднократно подвергнут жестоким избиениям. Жалобу Сергея в ЕСПЧ я веду давно. И жалоб у него несколько. Последнее недавнее обращение в Суд от 4 мая 2016 года касалось избиения, в результате которого у Сергея Мохнаткина оказались сломаны два позвонка, не считаю других повреждений. И эти жалобы Судом за несколько лет даже не коммуницированы. Более того, ЕСПЧ оказался невероятно глух к нашей просьбе о применении 40 и 41 Правил Суда о мерах экстренного характера для прекращения пытки в отношении Мохнаткина. Жалоба опубликована в моём блоге на Эхе Москвы. Я сообщила Суду о том, что у Сергея сломан позвоночник, что ему не оказывается надлежащая медицинская помощь и что он продолжает испытывать непереносимую боль. Я всего лишь просила, чтобы Суд поставил вопросы перед властями по этим проблемам! Это могло спасти Сергея от дальнейших страданий «а фактически, каждодневной пытке, поскольку ему не разрешается даже лежать) и ускорить получение медицинской помощи. Я теряюсь в догадках относительно того, что происходит по этому делу, но Суд молчал целый месяц. Я направила напоминание о том, что Мохнаткин находится в той же ситуации, а Суд по непонятным причинам так и молчит.
Прошло две недели с момента повторного обращения в Суд за НЕОТЛОЖНЫМИ мерами. Суд по-прежнему хранит молчание!..

Я не знаю, кто персонально удерживает в своих руках, физически, эту жалобу уже полтора месяца, несмотря на  её экстренный характер — это вопрос требующий сам по себе пристального внимания, но я, оказавшись беспомощной, взываю ко всем юристам, просто нормальным людям с головой и сердцем — от кого это зависит: ОСТАНОВИТЕ ГИБЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА!!

Источник: Эхо Москвы
Важно. Рейтинг — 13
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека