«Перебито колено, трещины в ребре и гематомы». Конвоиры в Мосгорсуде избили Павленского

В Мосгорсуде во время транзита конвоиры сломали Петру Павленскому ребро и нанесли другие травмы, сообщил сам художник. По информации знакомых с ситуацией людей, в том числе бывших заключенных и правозащитников, для конвойных полицейских такие издавательства — привычная практика, особенно в Мосгорсуде

О том, что во время транзита через Мосгорсуд конвоиры избили Петра Павленского, сообщила его соратница Оксана Шалыгина. Сначала Мария Алехина, а затем и она сама процитировала в фейсбуке записку, которую ей передал Петр:

«История войны государства против своих граждан. Когда я пишу эти строки у меня перебито колено, трещина в ребре и внутренние гематомы. Каждый вздох дается с болью. Это обычные последствия обычного транзита через конвоиров Московского городского суда. Более полугода я нахожусь в тюрьме. Я каждый день вижу, что такое полицейский надзор».

«Обычная практика транзита и конвоирования арестантов в Мосгорсуде — обязательные избиения дубинками, пытки электрошокером, издевательства над подконвойными. Даже если арестант проходит через этот суд транзитом. Я узнала об этом случайно от Петра Павленского, когда он мне передал речь на вручение премии Вацлава Гавела. Он как раз вчера там был транзитом. На данный момент у Петра перебито колено, трещина в ребре, внутренние гематомы от побоев. Я здесь говорю о Петре только в контексте обычной, каждодневной практики обращения конвоя с арестантами и заключенными. Для того, чтобы эта тема стала видимой и были предприняты экстренные меры. Номер значка зверя, мусора, который с особой жестокостью избивает и издевается над подконвойными — №007666», — рассказала Шалыгина.

Автозак, транспортируя в Москве заключенных из СИЗО в суды, почти никогда не следует напрямую из исходного пункта в конечный, а делает множество остановок в судах и изоляторах, набирая новых «пассажиров» и высаживая кого-то в местах назначения (эти остановки могут длиться часами). Но не по принципу маршрутки, когда людей высаживают там, куда им требуется попасть, а согласно собственному плану; таким образом случается, что арестанты проводят почти весь день в пути по Москве.

Бывший заключенный по «болотному делу» Алексей Полихович, который сам подвергался насилию со стороны конвоиров, рассказал Открытой России, что избиения конвоирами характерны для Мосгорсуда:

— В Мосгоре нередко происходят такие ситуации. Делается это для запугивания заключенных, чтобы держать их в узде, чтобы они даже не думали о каком-то освобождении, даже психологическом. Я думаю, что неудивительно, что избили Павленского. Павленский держится очень свободно. Такие люди вызывает много раздражения у ментов. Избивают людей, которые пытаются отстаивать свои права, говорить о нормах закона; иногда бьют за статьи. Еще уровень ксенофобии очень высокий.

Периодически били фигурантов дела об убийстве Анны Политковской. Мы с ними нередко пересекались в Мосгоре.

По словам Марии Алехиной, которая следит за процессом Павленского, подробностей об этом избиении пока нет:

— Петр передал свою речь на вручение премии Вацлава Гавела. В этом письме он рассказал о том, что с ним произошло, когда он транзитом проходил через Мосгорсуд. Его выкинули из автозака, пропустили через конвойный строй и избили вместе со всеми заключенными, которые там с ним были. Пока это вся информация; сейчас мы находимся в суде и пытаемся что-то выяснить (в Преображенском суде 17 апреля проходят прения по делу об акции Павленского «Свобода». — Открытая Россия).

Адвокат Павленского Дмитрий Динзе подтвердил нам информацию об избиении и заявил, что будет разбираться в произошедшем:

— Сейчас мы будем выяснять, что произошло, направлять запросы и, исходя из ответов и пояснения самого Петра, будем принимать решение.

Руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков рассказывал о регулярных избиениях подсудимых конвоирами в «Ведомостях» в 2013 году. По его данным, особую известность в этом контексте приобрел именно Мосгорсуд:

«С марта 2012 года сначала изредка, затем все чаще стали появляться сообщения об избиениях подсудимых в конвойной комнате Мосгорсуда. Почти во всех эпизодах фигурируют электрошокер, раздевание, выведение в помещение без видеокамер и техника ударов, не оставляющая следов. Половину фактов засвидетельствовали члены столичной общественной наблюдательной комиссии. По каждому факту избиения пострадавшие и их адвокаты обращались в Следственный комитет с заявлением о преступлении. Как можно догадаться, с нулевым результатом. Это уже практика, ставшая прямым следствием беспощадного следственно-судебного конвейера, где любое отклонение детали от ГОСТа нещадно дорабатывается рашпилем. А заодно и сторожевые псы не забывают запаха крови».

В управлении МВД по организации деятельности спецучреждений милиции и конвоирования ГУ МВД России по Москве, куда мы обратились с вопросами о случившемся c Павленским и о сложившейся практике избиения конвоирами, о которой свидетельствуют сами арестанты и правозащитники, нам ответили: «У нас нет такой информации».

Источник: Открытая Россия
Важно. Рейтинг — 8
Поделиться с друзьями

2 комментария

прокофьева юлия прокофьева юлия
21 мая 2016 в 16:55

И записку-то он ей передал (ну просто Ленин - Крупской, и, наверное, на личном свидании, иначе бы конвоиры не позволили)! И писал на спине убитого товарища.....а она ошибки исправила, дополнив "обычными" словами", а затем, сделав скриншот (причем не всей записки), отправила переживающим товарищам! Ой, люди! Революция грядёт! Да здравствует революция! Вожак уже найден!

прокофьева юлия прокофьева юлия
21 мая 2016 в 16:44

Как же "непризнанным гениям" хочется славы народной! Нет таланта, признания у народа, - значит, буду играть в диссидента!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека