Ростовского правозащитника обвинили в передаче взятки от имени региональных ГУФСИН и ФСБ

Отказ от публикации материала о коррупции в донском ГУФСИН был оценен в миллион рублей, заявления направлены главам ФСИН и ФСБ.

О попытке подкупа заявил основатель портала о нарушениях в сфере исполнения наказаний Gulagu.net Владимир Осечкин. Как сказано в заявлении на имя глав ФСИН и ФСБ России, копию которого Осечкин публикует на сайте, внушительные суммы ему и координатору проекта по Ростовской области Антону Дроздову предлагали внушительные суммы за отказ от публикации материала о коррупции в ГУФСИН Ростовской области.

При этом посредником в криминальных «переговорах», сообщил корреспонденту 1rnd.ru Антон Дроздов, выступил член Общественной наблюдательной комиссии Ростовской области Олег С. (фамилия есть в заявлении и в распоряжении редакции, мы не публикуем ее до получения официального комментария от ОНК РО).

Скандал начался в феврале текущего года. Тогда Gulagu.net опубликовал обширный материал о порядках и нравах в новочеркасской колонии №14. По озвученным данным, в ИК действует настоящий конвейер смерти, когда администрация при помощи лояльных заключенных устраняет неудобных зеков и инсценирует самоубийства. Правозащитники заявили о серии странных смертей, а также о торговле УДО и поощрениями.

В апреле на заявление Осечкина пришел ответ о том, что в ИК прошла проверка и доводы не полдтвердились. Однако, продолжает правозащитник, уже к дате получения ответов портал располагал «доказательствами и документами, которые на 100% устанавливали факты коррупции в ГУФСИН РО и конкретно в ИК-14». Документы выложили в сеть и потребовали от их фигурантов явки с повинной. Однако вскоре Антону Дроздову нанес визит его знакомый ростовский правозащитник.

«С. при первой встрече озвучил предложение — а именно готовность высокопоставленных сотрудников ГУФСИН РО передать Антону Дроздову 200 000 рублей в обмен на отказ от публикаций имеющихся у нас в распоряжении материалов. По согласованию со мной Антон Дроздов предложил Сокуренко договариваться со мной, все переговоры (более 5 разговоров по Skype и телефону) зафиксированы, задокументированы и имеются в нашем распоряжении. В ходе бесед Сокуренко озвучил новое предложение — 1 000 000 рублей в обмен на наше молчание и передачу материалов его заказчику, лицу, которое он представляет. В одной беседе он сообщил что общается непосредственно с начальником ОСБ ГУФСИН РО некто Губским, в другой — что он сотрудничает с одним из руководителей УФСБ по Ростовской области и якобы сотрудники УФСБ РО заинтересованы в получении компромата на сотрудников ГУФСИН РО, потому что у них «разборки»», — пишет Осечкин в официальном обращении руководству ФСБ и ФСИН.

При этом, продолжает Осечкин, правозащитник признался, что сам в составе ОНК неоднократно посещал ИК-14 и знает о настоящем положении дел в учреждении, но сделать заявление по этому поводу отказался. 

Примечательно, что на прошлой неделе факты коррупции в ИК-14 Новочеркасска получили официальное подтверждение. Начальник колонии написал явку с повинной.

Источник: allday24.ru
Важно. Рейтинг — 10
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Комментарий удален

Напишите подробнее пожалуйста на vvo30@yandex.ru, я как раз сейчас заканчиваю большую статью для европейского журнала про коррупцию в Ростове.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека