Столичные СИЗО переполнили терпение правозащитников

Ситуация в переполненных столичных СИЗО значительно ухудшилась в начале мая, заявила член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Анна Каретникова. В качестве примера она привела женский СИЗО-6, куда за неделю поступило сразу 20 человек и где в камеры помещают на 13 человек больше нормы. Представители ФСИН заявили "Ъ", что неоднократно обращались к судейскому корпусу и следственным органам с просьбой сократить число арестов в качестве меры пресечения, однако не были услышаны. Правозащитники считают, что решить проблему поможет только вмешательство руководства страны.

О посещении членами ОНК столичного СИЗО-6 Анна Каретникова подробно написала в своем блоге. По ее словам, общественники проверяли изолятор неделей ранее, в конце апреля, и уже тогда в отдельных камерах было на 9 заключенных больше нормы. К концу первых майских праздников в переполненном изоляторе стало на 20 человек больше. Теперь в некоторых камерах содержатся по 54 человека, притом что в каждой из них предусмотрено 41 спальное место. "Девчонки под скамейками спят, из-под стола по утрам вылезают,— пишет госпожа Каретникова.— Беременная девушка на сломанной раскладушке спит. Камеры криком кричат". При этом, указывает член ОНК, администрация СИЗО полностью игнорирует жалобы заключенных, более того — сознательно ухудшает условия их содержания. Заключенные жалуются на внезапный запрет посылать в передачах зелень, молочную продукцию и даже средства гигиены, включая шампуни и туалетную бумагу. Некоторые товары из этого списка можно купить в магазине при СИЗО, но заключенные жалуются на завышенные цены и задержку уже оплаченных товаров.

По словам госпожи Каретниковой, новоприбывших не осматривают врачи, несмотря на явные проблемы со здоровьем. В этом году заключенным даже запретили смотреть по телевизору всенощную службу на Пасху, хотя ранее администрация делала исключение для верующих. В этот раз тем, кто все-таки попытался включить телевизор, объявили выговор. "Мы видим полное нежелание действующего руководства СИЗО что-либо менять,— заявила Анна Каретникова.— Мы видим безразличие сопровождающих нас сотрудников к нуждам и тяготам арестованных женщин, им неинтересны даже слезные просьбы. Самые пустячные. И это — на фоне стремительного роста перелимита".

"ФСИН прилагает огромные усилия к тому, чтобы хоть как-то снизить перелимит,— заявили вчера "Ъ" в пресс-службе федерального ведомства.— Мы ежемесячно направляем и в следственные органы, и в суды информацию о перелимите. Мы пишем о тех случаях, когда человека уже осудили, но приговор еще не вступил в силу, и он не может уехать в колонию. Мы пишем о случаях, когда следователь отправил человека в СИЗО, но сам долго к нему не приходит. К сожалению, мы не можем сказать, что нас слышат". В Федеральной службе исполнения наказаний обратили внимание, что жалобы заключенных в московском СИЗО-6 должны комментировать в пресс-службе столичного управления, но получить там комментарий в нерабочий день корреспонденту "Ъ" не удалось.

Член общественного совета при ФСИН РФ юрист Владислав Гриб рассказал "Ъ", что проблема переполнения СИЗО в городах-миллионниках обсуждается на каждом заседании совета. "Ведомство ведет неформальные переговоры с судами, убеждает их не использовать так часто арест в качестве меры пресечения,— сказал господин Гриб.— Но ФСИН — не самое влиятельное ведомство. Эту проблему ФСИН сама не решит, этим надо заняться на уровне главы государства и правительства". Господин Гриб напоминает депутатам Госдумы, что "лица, находящиеся в СИЗО, будут голосовать в сентябре на выборах — и их у нас в стране много". Говоря о жалобах заключенных СИЗО-6, юрист заявил, что женщины должны обратиться с конкретными фактами к членам общественного совета, "тогда мы сможем отреагировать".

Член совета по правам человека при президенте РФ Павел Чиков напомнил, что с начала 2000-х годов количество осужденных и арестованных сокращалось: "Это происходило прежде всего под влиянием международной критики, например со стороны Совета Европы". Но в 2012 году количество отправленных в СИЗО граждан России внезапно начало расти. "Такое впечатление, что в 2012 году произошло какое-то событие, после которого силовики воспряли и арест стал основой следственных действий,— предположил господин Чиков.— Чем крупнее город, тем серьезнее растет число арестованных — прежде всего за счет экономических статей и дел, связанных с наркотиками". Правозащитник подчеркнул, что российские суды перестали критически относиться к методам следствия: "Удовлетворяются 97% ходатайств об аресте и 99% обращений о продлении ареста". Из-за этого, говорит Павел Чиков, "свобода стала основным предметом торга по уголовным делам". "Это главный ресурс, который у нас используется в уголовном процессе. Следователь отправляет человека посидеть, а потом, обещая какие-то поблажки, разрешая или запрещая свидания, добивается, чего хочет". Господин Чиков также считает, что эту проблему можно решить "только в ручном режиме": "Если руководство страны примет решение ослабить давление и разгрузить казематы — это произойдет. Но оснований предполагать, что в эту сторону что-то будет двигаться, у нас нет". Жалобы заключенных на условия ареста в конкретном СИЗО Павел Чиков связывает с тем, что "приоритеты и настройки всей службы не ориентированы на человеческое отношение к людям, и это в конечном счете является отражением ситуации в стране".

Александр Черных

Источник: Коммерсант.ru
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека