ГУФСИН «точит зуб» на тех, кто жалуется на произвол в пыточной ИК-2 г.Екатеринбурга

18 апреля 2016 г. ходили с Димой Калининым проверять заключенных в СИЗО-1 г. Екатеринбурга. Специально уведомили территориальный орган о посещении медицинской части при учреждении, однако сопровождающий нас ДПНСИ сообщил нам по прибытию, что мы не сможем туда попасть  все по той же причине — окончание рабочего времени врачей и их отсутствии в вечернее время. Кроме того нам пришлось ожидать почти час когда закончится проверка и освободится сотрудник для сопровождения. Вообще эта проблема стоит последнее время очень остро, сотрудников повсеместно не хватает и их еще и сокращают. Наверное скоро всю власть отдадут заключенным, что мы и наблюдаем в ряде исправительных колониях Свердловской области, таких как ИК-2, ИК-47, ИК-54 и ИК-63.

Мы проверили несколько человек, содержащихся в нашем следственном изоляторе, сначала посетили двоих осужденных из Кабардино-Балкарии по громкому делу 58-ми, они прибыли в к нам отбывать наказание, один из их соучастников уже содержится в ИК-54 г. Новая Ляля и на встрече с адвокатом сообщил, что в отряде имеется актив, который психологически «давит» на осужденных. Например, таким образом: надо спрашивать разрешение пойти в туалет и активист милостиво разрешает. Просить разрешение пойти в бытовую комнату вскипятить чай и активист милостиво разрешает пойти. Активисты не разрешают держать руки в карманах или скрещёнными на груди, должны быть по швам. Осужденные из г. Нальчик просили взять под контроль правозащитников их пребывание в исправительных учреждениях Свердловской области.

Также мы проверили осужденных с ИК-2, которые заявляли о фактах избиений и пыток в екатеринбургской колонии. Ребята нам снова сообщили, что на них продолжают оказывать психологическое давление сотрудники ГУФСИН и следователь Михаил Кауров.

Осужденный Б. сообщил, что в феврале 2016г. к нему приходил следователь Кауров, который угрожал, что если Б. будет врать следователю, то Б. отправят обратно в ИК-2, где с ним известно что будут делать. При этом следователь путал показания Б., вводил в заблуждение. Также приходил сотрудник ГУФСИН Пономарев, который предлагал вернуться в ИК-2, обещая, что там будет все хорошо. Также приходил сотрудник УСБ ГУФСИН Михаил Чаркин и брал объяснение о противоправных действиях в отношении Б. осужденными-активистами с января по апрель 2015г., также Чаркин оказывал на Б. психологическое давление, намекая на какую-то компрометирующую информацию.

Осужденный С. сообщил, что к нему в четверг 14 апреля 2016 г. к нему приходил сотрудник ГУФСИН Михаил Кадынцев, который вызывал его в следственный кабинет, где предлагал забрать заявление, в котором С. в январе-феврале 2016 г. указывал о противоправных действиях осужденными-активистами в отношении него с момента начала отбывания им наказания в ИК-2 с 2013 г. Этот сотрудник пытался ввести С. в заблуждения, говоря, что данное заявление С. может подать только находясь в ИК-2, «заманивая» его обратно, обещая хорошую жизнь в пыточной двойке. Осужденный считает, что сотрудник ГУФСИН оказывал на него психологическое давление, в связи с чем опасается за свою жизнь и здоровье.

Осужденный Н. сообщил, что в пятницу 15 апреля 2016г. приходил сотрудник ГУФСИН, который не представился. Н. вывели в кабинет на 2-м корпусе, где сотрудник требовал написать отказ от своих заявлений, при этом требовал написать, что эти заявления его заставили писать люди с ОНК. После того, как Н. отказался, сотрудник стал угрожать Н. возвратом в ИК-2, где Н. «подпишет не только это». Осужденный стал писать в присутствии сотрудника, что только что последний требовал от Н. написать отказы, на что сотрудник стал препятствовать Н., предлагая за отказ от заявлений хорошие условия в ИК-2 или в ИК-53.

Осужденный Ф. сообщил, что в четверг 14 апреля 2016 г. приходил следователь Кауров, говорил, что ГУФСИН «точит зуб» на тех, кто пишет против ИК-2, при этом повышал голос, угрожал возвратом в ИК-2, где Ф. будет очень «весело» оставшиеся несколько дней до освобождения.

Осужденный Г. сообщил, что в марте-апреле 2016 приходил следователь Кауров, который сказал, что в целях ускорения процесса надо отказаться от личного участия в проведении судебно-медицинских экспертиз, последствия данного отказа не разъяснил.

Таким образом осужденные с ИК-2, заявлявшие и продолжающие заявлять о пытках в колонии опасаются за свою жизнь и безопасность и нуждаются в принятии мер государственной защиты. Они просят нашей защиты в связи с тем, что на них давит силовой аппарат, состоящий из следственных, оперативных и тюремных органов.

По итогам общественной инспекции мы составили Акт проверки, который направили в прокуратуру и Уполномоченному по правам человека.

Лариса Захарова,
член ОНК Свердловской области

Источник: Правозащитники Урала
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.

Петер Оборн
Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"