ГУФСИН «точит зуб» на тех, кто жалуется на произвол в пыточной ИК-2 г.Екатеринбурга

18 апреля 2016 г. ходили с Димой Калининым проверять заключенных в СИЗО-1 г. Екатеринбурга. Специально уведомили территориальный орган о посещении медицинской части при учреждении, однако сопровождающий нас ДПНСИ сообщил нам по прибытию, что мы не сможем туда попасть  все по той же причине — окончание рабочего времени врачей и их отсутствии в вечернее время. Кроме того нам пришлось ожидать почти час когда закончится проверка и освободится сотрудник для сопровождения. Вообще эта проблема стоит последнее время очень остро, сотрудников повсеместно не хватает и их еще и сокращают. Наверное скоро всю власть отдадут заключенным, что мы и наблюдаем в ряде исправительных колониях Свердловской области, таких как ИК-2, ИК-47, ИК-54 и ИК-63.

Мы проверили несколько человек, содержащихся в нашем следственном изоляторе, сначала посетили двоих осужденных из Кабардино-Балкарии по громкому делу 58-ми, они прибыли в к нам отбывать наказание, один из их соучастников уже содержится в ИК-54 г. Новая Ляля и на встрече с адвокатом сообщил, что в отряде имеется актив, который психологически «давит» на осужденных. Например, таким образом: надо спрашивать разрешение пойти в туалет и активист милостиво разрешает. Просить разрешение пойти в бытовую комнату вскипятить чай и активист милостиво разрешает пойти. Активисты не разрешают держать руки в карманах или скрещёнными на груди, должны быть по швам. Осужденные из г. Нальчик просили взять под контроль правозащитников их пребывание в исправительных учреждениях Свердловской области.

Также мы проверили осужденных с ИК-2, которые заявляли о фактах избиений и пыток в екатеринбургской колонии. Ребята нам снова сообщили, что на них продолжают оказывать психологическое давление сотрудники ГУФСИН и следователь Михаил Кауров.

Осужденный Б. сообщил, что в феврале 2016г. к нему приходил следователь Кауров, который угрожал, что если Б. будет врать следователю, то Б. отправят обратно в ИК-2, где с ним известно что будут делать. При этом следователь путал показания Б., вводил в заблуждение. Также приходил сотрудник ГУФСИН Пономарев, который предлагал вернуться в ИК-2, обещая, что там будет все хорошо. Также приходил сотрудник УСБ ГУФСИН Михаил Чаркин и брал объяснение о противоправных действиях в отношении Б. осужденными-активистами с января по апрель 2015г., также Чаркин оказывал на Б. психологическое давление, намекая на какую-то компрометирующую информацию.

Осужденный С. сообщил, что к нему в четверг 14 апреля 2016 г. к нему приходил сотрудник ГУФСИН Михаил Кадынцев, который вызывал его в следственный кабинет, где предлагал забрать заявление, в котором С. в январе-феврале 2016 г. указывал о противоправных действиях осужденными-активистами в отношении него с момента начала отбывания им наказания в ИК-2 с 2013 г. Этот сотрудник пытался ввести С. в заблуждения, говоря, что данное заявление С. может подать только находясь в ИК-2, «заманивая» его обратно, обещая хорошую жизнь в пыточной двойке. Осужденный считает, что сотрудник ГУФСИН оказывал на него психологическое давление, в связи с чем опасается за свою жизнь и здоровье.

Осужденный Н. сообщил, что в пятницу 15 апреля 2016г. приходил сотрудник ГУФСИН, который не представился. Н. вывели в кабинет на 2-м корпусе, где сотрудник требовал написать отказ от своих заявлений, при этом требовал написать, что эти заявления его заставили писать люди с ОНК. После того, как Н. отказался, сотрудник стал угрожать Н. возвратом в ИК-2, где Н. «подпишет не только это». Осужденный стал писать в присутствии сотрудника, что только что последний требовал от Н. написать отказы, на что сотрудник стал препятствовать Н., предлагая за отказ от заявлений хорошие условия в ИК-2 или в ИК-53.

Осужденный Ф. сообщил, что в четверг 14 апреля 2016 г. приходил следователь Кауров, говорил, что ГУФСИН «точит зуб» на тех, кто пишет против ИК-2, при этом повышал голос, угрожал возвратом в ИК-2, где Ф. будет очень «весело» оставшиеся несколько дней до освобождения.

Осужденный Г. сообщил, что в марте-апреле 2016 приходил следователь Кауров, который сказал, что в целях ускорения процесса надо отказаться от личного участия в проведении судебно-медицинских экспертиз, последствия данного отказа не разъяснил.

Таким образом осужденные с ИК-2, заявлявшие и продолжающие заявлять о пытках в колонии опасаются за свою жизнь и безопасность и нуждаются в принятии мер государственной защиты. Они просят нашей защиты в связи с тем, что на них давит силовой аппарат, состоящий из следственных, оперативных и тюремных органов.

По итогам общественной инспекции мы составили Акт проверки, который направили в прокуратуру и Уполномоченному по правам человека.

Лариса Захарова,
член ОНК Свердловской области

Источник: Правозащитники Урала
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы