Генерал-майор по правам человека

Вчера «Единая Россия» рассмотрела кандидатов на пост уполномоченного по правам человека в РФ (УПЧ). Наибольшую поддержку получила представитель «Справедливой России» Татьяна Москалькова. Между тем, по данным «НГ», в Госдуму поступило обращение об авральном пересмотре списка претендентов. Правозащитники предлагают своего коллегу – члена президентского Совета по правам человека (СПЧ) Андрея Бабушкина. По их мнению, если этот пост займет кто-то из депутатов, то работа омбудсмена в скором времени превратится в фикцию. Однако Госдума собирается провести финальное голосование уже 22 апреля.

Депутат Госдумы Татьяна Москалькова уже получила поддержку партии власти. Фото РИА Новости

Как выяснила «НГ», соответствующее обращение направлено не только в думские фракции, но и в администрацию президента. С надеждой, что глава государства все-таки предложит Бабушкина Госдуме. Парламентские же партии группа правозащитников, инициировавших данное обращение, просит своих претендентов отозвать. Напомним, что кандидатов на пост омбудсмена могут выдвигать президент, Совет Федерации, депутаты и фракции Госдумы. Ни Владимир Путин, ни сенаторы своим правом не воспользовались, так что все имеющиеся в наличии шесть кандидатур – чисто думские.

«На протяжении долгих лет Бабушкин защищает права простых людей, его профессиональная деятельность «на ладони». В отличие от выдвинутых депутатов, которые, по нашим сведениям, не обладают подобным опытом и не особо разбираются в правозащитной сфере», – говорится в письме. Один из его авторов, основатель соцсети Gulagu.net Владимир Осечкин, считает, что если должность омбудсмена займет кто-то из депутатов, то «это будет фикция и самопиар, хотя впереди затяжной кризис – и люди с каждым годом будут все больше нуждаться в помощи и защите своих законных прав». В такое время, уверен он, на посту уполномоченного должен быть человек, готовый к тяжелой ежедневной работе.

Член Комитета за гражданские права Антон Дроздов напомнил «НГ», что деятельность Бабушкина еще ни разу и никем не была поставлена под сомнение: «Ему доверяют россияне – пишут обращения со всех уголков страны. Будем надеяться, что парламентарии прекратят делить посты и примут решение исходя исключительно из интересов своих избирателей, а не собственных амбиций».

На тот случай, если депутаты не захотят сами снимать своих выдвиженцев, правозащитники в обращении к администрации президента и правительству указывают, что необходимо будет заставить их это сделать. Заметим, однако, что Кремль, очевидно, оставил заполнение этой должности, вакантной после ухода Эллы Памфиловой в Центризбирком, на своего рода политический самотек. Во всяком случае, никаких «посторонних» людей в шорт-списке, уже прошедшем профильный комитет, нет и в помине. Хотя, напомним, ранее мелькали имена и прежнего омбудсмена Владимира Лукина, и уполномоченного по правам детей Павла Астахова и представителя правительства в высших судах Михаила Барщевского.

Андрей Бабушкин опоздал на выборы омбудсмена. Фото с сайта www.yabloko.ru

Вчера, например, фракция ЕР, которая своего кандидата не имеет, обсуждала предложения коллег. Москалькова – бывший генерал-майор МВД – пока считается фаворитом, но окончательное мнение единороссы выскажут утром в пятницу. Кстати, СПЧ уже начал серию встреч с претендентами, начав, правда, с представителя КПРФ Олега Смолина. Правда, судя по всему, это не стоит считать каким-то серьезным сигналом. В этот раз президентский совет от отбора омбудсмена оказался в стороне.

Что же касается обращения правозащитников к Госдуме и президенту, то в нем, кроме сильно опоздавших хороших слов в пользу Бабушкина, есть еще и вполне проработанные предложения о реформе аппарата уполномоченного. В документе его авторы отмечают «рост числа жалоб на отписки и формальный подход в рассмотрении обращений со стороны сотрудников аппарата УПЧ», указывают на факты коррупции, засилье силовиков. В общем, указывают на необходимость «перезагрузки» этой структуры.

Как рассказал «НГ» Осечкин, например, в отделе по защите прав граждан в местах принудительного содержания УПЧ работают отставные генералы и полковники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН): «Очевиден конфликт интересов – жалобы на действия тюремщиков, адресованные уполномоченному, в результате попадают на стол к их бывшим коллегам». Причем бывали ситуации, подчеркнул собеседник «НГ», когда после подачи жалобы ее автору становилось только хуже. Осечкин настаивает, что необходимо ввести ограничения для таких отставных сотрудников ФСИН и МВД для работы в структурах УПЧ. Надо, уверен он, поставить вопрос перед новым уполномоченным о необходимости привлечения для работы в аппарате правозащитников, врачей, экспертов в сфере защиты прав граждан, журналистов и блогеров. «Я бы вообще ввел квоту на места в аппарате: 10% из них выделил силовикам и не менее 30% – правозащитникам», – заявил Осечкин.

В обращении правозащитников говорится также о некой группе немедленного реагирования на факты нарушения прав граждан, в состав которой кроме общественников надо включить представителей всех федеральных органов исполнительной власти – и в первую очередь Генпрокуратуры и Следственного комитета. Группу следует обязать «совместно с уполномоченным осуществлять выезды туда, где происходят нарушения, с последующей отчетностью и разработкой мер по их ликвидации». При омбудсмене предлагается создать и экспертный совет.

По словам Елены Елисеевой, правозащитницы с 35-летним стажем, на ее глазах работа аппарата омбудсмена постепенно свелась «к переадресации жалоб и обращений граждан в госорганы, на которые они, собственно, и поступают». Вот что рассказал «НГ» член ОНК Московской области Алексей Павлюченков: «Буквально месяц назад я проверял Можайскую воспитательную колонию, где били и притесняли подростков. Вместе с депутатами мы направили запрос в аппарат главному омбудсмену страны, однако вместо помощи получили отписку, в которой было указано, что «ситуация исследована и оснований для реагирования нет».

По словам адвоката Аркадия Завалько, в своей практике он тоже неоднократно сталкивался с бездействием сотрудников уполномоченного: «Я регулярно посещаю подзащитных в СИЗО, где бесчеловечные условия, распущенность силовиков, переполненность камер. На все это они жалуются сотрудникам аппарата омбудсмена, которые приходят туда с проверками, но те предпочитают закрывать на это глаза».

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 8
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека