Правозащитники требуют свободы слова

Правозащитник Владимир Осечкин обратил внимание на резко уменьшившуюся публичность работы ОНК.

Правозащитников из общественных наблюдательных комиссий (ОНК) во многих регионах сейчас ограничивают в общении с прессой. Например, им запрещается публично отчитываться о своих поездках в колонии и размещать в Сети материалы о проделанной работе. Как стало известно «НГ», по этому поводу уже есть обращение в президентский Совет по правам человека (СПЧ). Его инициаторы настаивают на скорейшей корректировке закона об общественном контроле.

Одна за одной региональные ОНК правят свои внутренние регламенты, что состоящие в них правозащитники рассматривают как очередную попытку ограничить их права со стороны коллег из числа бывших силовиков. Теперь для большинства наблюдателей введены строгие правила общения с журналистами.

«В большинстве регионов членам ОНК запретили передавать в СМИ информацию о пытках и коррупции и давать комментарии журналистам без некоего согласования с остальными членами комиссии», – пояснил «НГ» основатель соцсети gulagu.net Владимир Осечкин. По его словам, сейчас более 80% наблюдателей уже не публикуют отчеты, не общаются со СМИ и не информируют общество о результатах своей работы.

В качестве примера того, что бывает с теми, кто продолжает публичную активность, Осечкин привел историю ростовской правозащитницы Елены Елисеевой, которую ее же коллеги лишили мандата за отказ прекратить публиковать отчеты о работе комиссии в Интернете. Сама Елисеева указала на то, что практически во всех регионах комиссии возглавляют бывшие представители силовых структур, а также экс-начальники тюрем и колоний, которые «не согласовывают ни одного комментария».

Противники новых запретов считают их антиконституционными и готовят ответную инициативу. На этой неделе она будет передана на рассмотрение СПЧ. Как стало известно «НГ», речь идет о поправках в Федеральный закон «Об общественном контроле».

«Конституция гарантирует каждому «свободу мысли и слова», а также «право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Поэтому мы предлагаем законодательно закрепить право членов ОНК общаться с журналистами и публиковать результаты своей деятельности в сети Интернет», – говорится в этом обращении к СПЧ.

Для этого в законе после фразы «Содействие лицам, находящимся в местах принудительного содержания, осуществляется на основе принципов приоритета прав человека, добровольности, равноправия, объективности и законности» предлагается добавить слово «гласности». А также дополнить его пунктом, где говорится о запрете принятия регламентов ОНК, «ограничивающих конституционные права граждан и создающих препятствия в осуществлении их деятельности».

Также правозащитники просят закрепить за ними право на проведение ежеквартальных пресс-конференций с отчетом перед журналистами и обществом о результатах деятельности ОНК. И предусмотреть возможность дополнительных оперативных выходов к прессе в случае каких-то происшествий в местах принудительного содержания. «Каждому члену ОНК должно быть предоставлено право беспрепятственного участия в данных пресс-конференциях и непосредственного общения с журналистами из региональных, федеральных и международных СМИ. А также право обращаться к журналистам при выявлении фактов нарушения прав граждан в местах принудительного содержания и предавать любые имеющиеся тому доказательства огласке», – подчеркивается в письме.

«К сожалению, ряд членов ОНК высказался за введение запрета для меня и моих коллег на общение с прессой. Видимо, кому-то очень не нравится, что общество узнает о фактах пыток и коррупции в учреждениях ФСИН», – пожаловался «НГ» член ОНК Московской области Алексей Павлюченков. «В каждом регионе максимум 40 человек могут посещать тюрьмы и колонии, на нас лежит огромная ответственность, и нам важно отстоять наше право рассказывать обществу о происходящем за решеткой», – подчеркнул правозащитник.

Директор Центра правовой защиты Антон Дроздов объяснил: «Ежедневно мы получаем десятки обращений из регионов о нарушении прав заключенных. По моей просьбе члены ОНК посещают в колониях заявителей о пытках и коррупции. Но дальнейшие обращения и жалобы на произвол силовиков, как правило, эффективны лишь в случае их огласки». Именно после публикаций в СМИ, подчеркнул Дроздов, «как правило, инициируются проверки центрального аппарата – идут увольнения и даже уголовные дела в отношении этих предателей интересов госслужбы».

«В нашу столичную комиссию входят сразу несколько журналистов, и это только помогает в нашей деятельности, – говорит член ОНК Москвы Елена Абдуллаева, – но мне ясны мотивы тех, кто хочет закрыть рты моим коллегам из регионов, – если нет риска огласки, то коррупционеры сразу же начинают поборы и вымогательства».

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 9
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы