Это самая низкая оценка по стране. Член совета СПЧ поставил "единицу с минусом" свердловскому ГУФСИН

Член президентского совета по правам человека Андрей Бабушкин раскритиковал работу областного ГУФСИН. Подводя итоги полуторанедельной работы на Среднем Урале, общественник заявил, что поставил руководству органа самую низкую оценку за взаимодействие с ОНК — «единицу с минусом».

Андрей Бабушкин сказал «URA.Ru», что руководство ГУФСИН пока не понимает важность сотрудничества с гражданским обществом и выстраивает отношения с ним по вертикали. «То члена ОНК Диану Захарову не пускают в колонию №46. То одна из представительниц ОНК приходит на свидание интимного характера к своему другу, а ее снимают на скрытую камеру. То руководители ГУФСИН приглашают членов ОНК на подведение итогов, а сами не приходят туда. То начальник свердловского ГУФСИН Сергей Худорожков, который был здесь утром, так оказался занят, что на мою часть выступления явиться не смог», — перечисляет Андрей Бабушкин недочеты работы ведомства. При этом общественник заметил, что в свердловских колониях не хватает медикаментов, ведутся поборы и процветают «активы» — коллективы зэков, наделенные надзирателями властными полномочиями.

«Были и хорошие колонии, мне понравилась 13-я. Очень понравилась 56-я, где люди пожизненно сидят. Можете себе представить, как хорошо надо относиться к людям, чтобы за 20 лет не было ни одного побега, самоубийства или нападения на сотрудника. Наша задача состоит не в том, чтобы люди сидели и умирали, а чтобы, отсидев 20 лет, смогли вернуться в общество», — подытожил Бабушкин в беседе с «URA.Ru».

Источник: Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

2 комментария

Марченко Евгения Марченко Евгения
25 апреля 2016 в 11:06

Это каким надо быть неисправимым оптимистом, чтобы считать возвращение в общество человека, отсидевшего 20 лет, чем-то простым и естественным? Да еще того, кто осужден на пожизненное. Человек сел в тюрьму, когда домашний телефон считался счастьем и компостеры в трамваях были, а выйдет в сегодняшнюю реальность. Почему-то мне кажется, что он к воротам родной ИК прибежит на второй день и умолять будет пустить обратно. И неделю потом валерьянку пить. Тем более, что людей с таким багажом, как правило, на свободе никто уже не ждет, а уж общество и подавно.
Совету по правам человека, в лице его отдельных членов, не приходит в голову, что задачу по возвращению человека в общество необходимо решать не только по ту сторону "запретки", но и по эту тоже? Вышел человек за ворота колонии, и что его тут ждет? На него смотрят, как на прокаженного, на приличную работу не берут, все вокруг новое, незнакомое и непривычное. Наваливается гора проблем, которых в заключении не было, самый простой пример - забота о хлебе насущном. Баланда - не самый изысканный деликатес, но ноги от голода ты не протянешь.
На месте заключенных ИК-56 я бы даже не стала пытаться "вернуться в общество". Говорю так потому, что после всего-то четырех с половиной лет, проведенных в местах лишения свободы, на то, чтобы вернуться в общество и не испытывать дискомфорта мне потребовалось больше года. При том, что меня ждали и помогли в самом начале.
А оценки, поставленные руководству ГУФСИНа по итогам проверок, едва ли что-то изменят в лучшую сторону. Колония - объект режимный и как снег на голову туда с проверкой не свалишься, и пока проверяющий проходит кордоны, все, что не предназначено для глаз публики, благополучно исчезнет.

Раджабова Земфира Раджабова Земфира
2 апреля 2016 в 20:18

НАДО ВСЕ КОЛОНИИ ПРОВЕРЯТЬ РЕГУЛЯРНО!!!МОЖЕТ СОТРУДНИКИ ФСИН СТАНУТ НЕМНОГО ДУШЕВНЕЙ!!!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы