«Засовывали в снег головой, пинали ногами»: осужденный заявил о пытках в тагильской колонии

В ГУФСИН Свердловской области утверждают, что жизни заключенного, осужденного за убийство, ничего не угрожает.

Отбывающий наказание в тагильской ИК-5 заключенный Сергей Гореванов заявил о пытках в учреждении. По словам осужденного, когда его конвоировали в колонию, сотрудники под пытками требовали от него подписать бумаги о согласии на применение к нему психотропных препаратов, физической силы и спецсредств.

Как уточняют правозащитники из ОНК по Свердловской области, Гореванова голого закапывали в снег, обливали холодной водой, пинали по телу сапогами и требовали поставить в бумагах свою подпись.

Сергей Гореванов, осужденный:

 — Я понял, что от этих людей я не смогу отвязаться так просто, и решил с собой что-нибудь сделать. Я потихоньку взял пакет с банными принадлежностями, взял ложку. Попросился в туалет. Поломал ложку и воткнул себе в живот.

В медсанчасти у осужденного случился сердечный приступ, и его отправили в лечебное учреждение — ЛИУ-51, где врачи обнаружили у Гореванова внутреннее кровотечение. Но затем осужденного вновь вернули в колонию, где ему, как он заявляет, вновь начали угрожать.

По словам правозащитников, администрация учреждения не давала членам ОНК встретиться с осужденным, чтобы они не смогли зафиксировать на нем побои и другие телесные повреждения.

Впрочем, в ГУФСИН Свердловской области говорят, что Гореванов является злостным нарушителем порядка, а наказание он отбывает за тяжкие преступления — по статье 105 УК РФ «Убийство» и статье 222 УК РФ «Незаконный оборот оружия».

Напомним, что после публикации Портала 66.ru о том, как в екатеринбургской ИК-2 пытают людей, Следственный комитет России по Свердловской области возбудил уголовное дело по п. «е» ч. 2 ст. 117 УК РФ («Истязание, совершённое группой лиц по предварительному сговору») и ч. 1 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

В распоряжении Портала 66.ru оказались документы и видеозаписи, доказывающие, что в исправительной колонии №2 в Екатеринбурге творятся настоящие бесчинства. По нашим данным, приехав в ИК-2, заключенный попадает в так называемый отряд-карантин, где осужденные, работающие на администрацию колонии, «активисты», объясняют вновь прибывшим правила жизни заведения. Если человек проявляет упорство, его жестоко избивают. Эта информация заинтересовала и Следственный комитет, и прокуратуру. В ГУФСИН же заподозрили наших корреспондентов в голословности и недоказанности излагаемых фактов.

Из неофициальных источников стало известно, что в рамках проверки по уголовному делу о пытках и издевательствах в ИК-2 Екатеринбурга уже определен круг фигурантов — как подозреваемых, так и потерпевших. 

Источник: 66.ru
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека