«Засовывали в снег головой, пинали ногами»: осужденный заявил о пытках в тагильской колонии

В ГУФСИН Свердловской области утверждают, что жизни заключенного, осужденного за убийство, ничего не угрожает.

Отбывающий наказание в тагильской ИК-5 заключенный Сергей Гореванов заявил о пытках в учреждении. По словам осужденного, когда его конвоировали в колонию, сотрудники под пытками требовали от него подписать бумаги о согласии на применение к нему психотропных препаратов, физической силы и спецсредств.

Как уточняют правозащитники из ОНК по Свердловской области, Гореванова голого закапывали в снег, обливали холодной водой, пинали по телу сапогами и требовали поставить в бумагах свою подпись.

Сергей Гореванов, осужденный:

 — Я понял, что от этих людей я не смогу отвязаться так просто, и решил с собой что-нибудь сделать. Я потихоньку взял пакет с банными принадлежностями, взял ложку. Попросился в туалет. Поломал ложку и воткнул себе в живот.

В медсанчасти у осужденного случился сердечный приступ, и его отправили в лечебное учреждение — ЛИУ-51, где врачи обнаружили у Гореванова внутреннее кровотечение. Но затем осужденного вновь вернули в колонию, где ему, как он заявляет, вновь начали угрожать.

По словам правозащитников, администрация учреждения не давала членам ОНК встретиться с осужденным, чтобы они не смогли зафиксировать на нем побои и другие телесные повреждения.

Впрочем, в ГУФСИН Свердловской области говорят, что Гореванов является злостным нарушителем порядка, а наказание он отбывает за тяжкие преступления — по статье 105 УК РФ «Убийство» и статье 222 УК РФ «Незаконный оборот оружия».

Напомним, что после публикации Портала 66.ru о том, как в екатеринбургской ИК-2 пытают людей, Следственный комитет России по Свердловской области возбудил уголовное дело по п. «е» ч. 2 ст. 117 УК РФ («Истязание, совершённое группой лиц по предварительному сговору») и ч. 1 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

В распоряжении Портала 66.ru оказались документы и видеозаписи, доказывающие, что в исправительной колонии №2 в Екатеринбурге творятся настоящие бесчинства. По нашим данным, приехав в ИК-2, заключенный попадает в так называемый отряд-карантин, где осужденные, работающие на администрацию колонии, «активисты», объясняют вновь прибывшим правила жизни заведения. Если человек проявляет упорство, его жестоко избивают. Эта информация заинтересовала и Следственный комитет, и прокуратуру. В ГУФСИН же заподозрили наших корреспондентов в голословности и недоказанности излагаемых фактов.

Из неофициальных источников стало известно, что в рамках проверки по уголовному делу о пытках и издевательствах в ИК-2 Екатеринбурга уже определен круг фигурантов — как подозреваемых, так и потерпевших. 

Источник: 66.ru
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я считаю, что тема общественного контроля – это одно из основных направлений общественно-государственного партнерства, развитию которого в нашей стране я посвятил ни один год своей жизни. Являясь членом Общественной палаты Российской Федерации, я постоянно получаю с мест жалобы граждан на нарушения и ущемление их конституционных прав, незаконные действия, совершаемые по отношению к ним и т.д. Большой поток писем идет в мой адрес от осужденных, отбывающих наказание в учреждениях ФСИН.

Никогда не следует забывать, что основная задача государства и общества в отношении осужденных – это их перевоспитание. В этом заключается главный смысл отечественной пенитенциарной системы. Одновременно надо помнить, что люди, отбывающие наказание, решением суда ограничены в свободе, однако никому не дано право издеваться над ними, обрекать их на потерю здоровья, вымогать у них деньги, унижать и избивать их. И если мы хотим вернуть государству и обществу полноценных граждан, такое отношение к оступившимся людям недопустимо. Ещё Пушкин говорил о «милости к падшим». С беззаконием и любыми другими нарушениями в местах отбывания наказания, с халатным исполнением должностных обязанностей сотрудниками пенитенциарных учреждений, а порой и откровенно преступным их поведением мы должны и будем бороться. Смысл работы общественного контроля в системе ФСИН я вижу как раз в этой борьбе.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами