На машину сводной мобильной группы «Комитета по предотвращению пыток» напали по пути из Ингушетии в Грозный

На машину Сводной мобильной группы «Комитета по предотвращению пыток» напали по пути из Ингушетии в Грозный, сообщает корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода с места событий (подробности в статье МЗ).

В момент нападения в машине, помимо водителя автобуса, находились пресс-секретарь «Комитета по предотвращению пыток» Иван Жильцов, юрист-международник Екатерина Ванслова, корреспондент норвежского издания Ny Tid Ойстейн Винстдад, Лена Мария Перссон Лоефгрен из «Шведского радио», корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода, журналист New Times Александра Елагина, блогер Михаил Солунин и экс-сотрудник «Коммерсанта» Антон Прусаков. Около 20 молодых людей выкинули всех из машины и избили. Машину подожгли. Пострадавшие вызвали полицию и скорую помощь.

Корреспондент «Медиазоны» отметил, что 8 и 9 марта за машиной «Комитета по предотвращению пыток» наблюдалась слежка. В среду за машиной сводной мобильной группы в Ингушетии следила машина с чеченскими номерами.

Позже корреспондент «Медиазоны» уточнил, что в машине находилось восемь человек. Он отметил, что журналистке из Швеции сильно порезали ногу. Все нападавшие были в масках и били палками. Сейчас пассажиры машины Сводной мобильной группы КППП находятся на трассе на обочине в районе поселка Орджоникидзевская в Ингушетии.

Член «Комитета по предотвращению пыток» Дмитрий Утукин сообщил в своем твиттере, что среди пострадавших есть сотрудники КППП Иван Жильцов и Екатерина Ванслова: у Вансловой сильно болит нога, а у Жильцова разбит нос. Также сильно пострадали журналисты из Норвегии и Швеции. «Микроавтобус с журналистами и правозащитниками блокировали легковые машины. Стали бить стекла и кричать "Выходите, террористы"», — написал Утукин.

Источник: Медиазона
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека