Правозащитники добиваются разрешения на мобильные телефоны для арестантов СИЗО

Заветная мечта задержанной по подозрению в содействии ИГИЛ студентки филфака МГУ Вари Карауловой - держать в камере мягкую игрушку - возможно, скоро воплотится в жизнь. Помимо игрушек в список разрешенных вещей попадут фотографии кошек, собак, морских свинок и прочих домашних любимцев. Все эти «мелочи» будут согревать сердца заключенных холодными ночами в СИЗО. А для согрева желудков предлагается разрешить иметь в камерах микроволновки.

А еще правозащитники предложили Минюсту наконец посмотреть правде в глаза и официально разрешить (внеся изменения в Правила внутреннего распорядка) мобильные телефоны некоторым категориям заключенным.

Правила внутренного распорядка СИЗО - всегда были одной из самых больных тем. Собственно, ПВР - это ведь тот свод прав и ограничений, по которому живут сотни тысяч подозреваемых и обвиняемых (но еще не признанных судом преступниками).

-В конце 2015 года Минюст внес изменения в ПРВ, - говорит член Совета при Президенте России по правам человека и развитию гражданского общества Андрей Бабушкин. - Появилось много новых важных положений, к примеру, на заключенных больше не возлагается обязанностей информировать администрацию СИЗО об уничтожении и пропаже камерного инвентаря, и любых других нарушениях, допущенных сокамерниками. Ушел в прошлое тотальный досмотр продуктовых передач со вскрытием консервов, переливанием и пересыпанием жидких и сыпучих продуктов, разрезание яблок и прочих фруктов без наличия ясных оснований для этого. И в то же время очень многое из того, о чем мы говорили, не попало в новые ПВР. Произошло это по простой причине: документ почему не прошел согласования ни СПЧ, ни вообще с правозащитным сообществом.

Чтобы как-то исправить ситуацию, правозащитники разработали и направили в Минюст свои рекомендации. Итак, первый важный момент касается необоснованных запретов. Почему, к примеру, запрещено иметь часы, цветное постельное белье и собственные матрасы (тем более, что местные совершенно не пригодны для использования)? Почему нельзя хранить фотографий лиц, не являющихся близкими родственниками, а также фотографий домашних животных?

- Эти запреты совершенно четко и явно оказывают деструктивное воздействие на личность человека, который находится в заключении, - говорит психолог Наталья Комиссирова. - Как можно запретить часы, ведь время — это та категория, которой никто не может управлять и право на знание точного времени никто не может отнять. Если запреты будут отменены, то у заключенных будет более спокойное и устойчивое душевное состояние. Будем меньше суицидов, болезней. Другой вопрос нужно ли это тем, кто их накладывает?

Одно из предложений — включить в список разрешенных вещей мягкие игрушки — оказалось спорным, но актуальным. Мама Вари Карауловой передала членам Общественной наблюдательной комиссии Москвы любимую игрушку-собаку, но пронести ее в камеру те не смогли.

Правозащитники требуют также разрешить держать в СИЗО микроволновые печи для разогрева еды после возвращения из суда или следственных действий. Заступились они и за заключенных с повышенной массой тела — предложили, что те могли принимать передачи сверх установленного лимита в 30 кг.

Еще один важный момент — установлено минимальное время (не менее часа) в течение которого лицо, переводимое в другую камеру или другое учреждение, может собрать свои вещи. До сих пор заключенному не давали иногда и пяти минут. Плюс правозащитники просят о возможности проведения в СИЗО культурно-массовых мероприятий для подозреваемых и обвиняемых (сейчас это запрещено).

Ну и самое интересное — в рекомендация сказано: «Разрешить доступ к Интернету и мобильной связи лицам, которые заключены под стражу по мотивам того, что они могут скрыться от суда или следствия, в отношении которых нет основания считать, что они продолжат заниматься преступной деятельностью или окажут воздействие на свидетелей или потерпевших».

- Если говорить объективно, легализовать интернет и мобильный нужно было еще вчера, чтобы прекратить сеять коррупцию, - говорит член ОНК Москвы Максим Пешков.- Сегодня они есть во всех столичных изоляторах (кроме «кремлевского централа» и «Лефортово» - где содержатся особо опасные заключенные). Отрицать это бессмысленно. В случае если бы это было официально разрешено, можно было контролировать трафик.

- В обновленных ПВР появился запрет на использование жаргонных и угрожающих выражений, - продолжает Бабушкин. - Он страдает правовой неопределенностью. Что если сотрудник СИЗО посчитает жаргонным совершенно обычное слово и накажет заключенного, который его произнес, только из личной неприязни? То же касается запрета на передачу, отчуждение, одалживающие, принятие во временное пользование вещей «с нарушением установленного порядка». Применение указанных нормы может повлечь чрезвычайно широкое и избирательное применение мер взыскания к неугодным осужденным при конфликтных отношениях между администрацией и осужденными. Еще мы просим с самого начала помещать людей нетрадиционных ориентации, трансвеститов и т. д. в отдельные камеры по их просьбе.

Источник: MK.RU
Важно. Рейтинг — 10
Поделиться с друзьями

19 комментариев

<Белова Ольга Геннадьевна <Белова Ольга Геннадьевна
23 февраля 2016 в 13:54

Нас обьединяет общая беда под названием ГЕНОЦИД молодых половозрелых ребят по ст 228-лично Виктором ИВАНОВЫМ и ЕдиноР осами с их всбесившимися засланками ГОСДепа и ЦРУ-Яровыми, ратующими за многолетние посадки и всевозможные запреты! НЕЛЬЗЯ кошмарить народ всеми любимыми булками с маком во имя "заботы" о ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ! НЕЛЬЗЯ карать народ за сигарету ,выкуренную впопыхах почти в рукаве! НЕЛЬЗЯ карать потребителя, не предприняв НИЧЕГО в профилактических мерах и прежде всего ограничив трафик наркоты через границу,ЛЕЧЕНИЕ потребителя , работа психологов и прочее из практики СССР! ФСКН за 13 лет своей работы уже давно превратилась в ОПГ крупного масштаба с тюремным бизнесом с миллардным оборотом в долларах для генералов Системы и ФСИН

лях роман геннадьевич лях роман геннадьевич
23 февраля 2016 в 13:46

Мобильная связь и сотовые телефоны есть в каждом исправительном учреждении России,подсчитать даже примерно сколько денег на этом заработали оперативные сотрудники СИЗО и исправительных колоний невозможно!Учитывая сколько денег выделялось соответствующим службам ФСИН для установки аппаратуры по искажения и глушения сигналов сотовых телефонов в СИЗО и ИК,которая почему то не работает ни в одном учреждении,не трудно представить размах коррупции и заинтересованности должностных лиц ФСИНа!А о необходимости внесения существенных поправок в ПВР СИЗО и ИК вопрос стоит давно.Не понятна позиция государства которое неоправданно и ничем не обоснованно запрещает лицам находящимся в СИЗО иметь наручные часы,фотографии домашних животных,мягкие игрушки!

меня здесь больше нет меня здесь больше нет
21 февраля 2016 в 23:59

почему только в СИЗО? впрочем, сначала добиваемся связи в СИЗО, а потом и в колониях. Всему своё время.

ГУЛАГу-нет!

<Белова Ольга Геннадьевна <Белова Ольга Геннадьевна
22 февраля 2016 в 18:41

общественно-полезные связи НЕОБХОДИМОСТЬ в тюрьмах! Интересно Законодатели про систему МАКАРЕНКО хоть чтото слышали? Или Государство заитересовано не в ВОСПИТАНИИ а запугивании НАСЕЛЕНИЯ??В ГЕНОЦИДЕ молодых и половозрелых??

Бибаева Алена Бибаева Алена
21 февраля 2016 в 23:24

ровно год уже после первого чтения

Прикумский Витя Прикумский Витя
21 февраля 2016 в 21:01

Аналогичное право на владение и пользование мобильным телефоном и услугами Интернет необходимо предусмотреть и в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, заключённым в которые надо ресоциализироваться, поддерживать социальные связи с родственниками, ну, и конституционное право на получение разнообразной информации никто не отменял, а оно необоснованно ограничено.

Прошу модератора удалить мой предыдущий комментарий в текущей ветке обсуждений, содержащий ошибки.

Прикумский Витя Прикумский Витя
21 февраля 2016 в 20:57

Аналогичное право на владение и пользование мобильным телефоном необходимо предусмотреть и в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, заключённым в которые надо расой маоизм писаться, поддерживать социальные связи с родственниками, ну, и конституционное право на получение разнообразной информации никто не отменял, а оно необоснованно ограничено.

<Белова Ольга Геннадьевна <Белова Ольга Геннадьевна
21 февраля 2016 в 18:59

чем больше запретов тем выше коррупция! Нельзя запретить человеку дышать если это жизненно необходимо! Строгость Закона -коррупционная составляющая! и те кто проталкивает антинародные законы типа запрет курения (тоже не люблю курящих,но отучать нужно постепенно а не рубить сплеча тюремным сроком) ст 228 это вааще Кландайк коррупционеров

<Белова Ольга Геннадьевна <Белова Ольга Геннадьевна
21 февраля 2016 в 18:54

право на социально-полезные связи с родными,друзьями НЕОБХОДИМО отстаивать! Конституция -для ВСЕХ!

про 72 ст. вспомните лучше

К анна К анна
23 февраля 2016 в 18:18

Вы правы. Как бы хотелось вспомнить лучшее. Странно в СССР это было а в России принять с 2008 года не могут!!!!!!!!!!!!!!!!!!

<Белова Ольга Геннадьевна <Белова Ольга Геннадьевна
21 февраля 2016 в 19:01

ст 72 снова закатали под зеленое сукно а ведь это очень важно зачет день за полтора для "строгих" тех кому не светит ни УДО ни амнистия,а ведь в их сроках в 85% приписки тяжести состава преступления соответственно и срок в два-три раза ВАЫШЕ положенного по ЗАКОНУ!!

Карпович Елена Карпович Елена
21 февраля 2016 в 20:41

Второе чтение планируется в апреле с.г.

Бибаева Алена Бибаева Алена
21 февраля 2016 в 23:42

такой информации на сайте гос.думы не найдено.не придумывайте

Бибаева Алена Бибаева Алена
21 февраля 2016 в 23:19

где такое?

Карпович Елена Карпович Елена
22 февраля 2016 в 09:16

Инициатива: 1 день в СИЗО за 3 в КП, за 2 в ИК общего режима, за 1,5 - в ИК строгого режима от 15 марта 2015 г

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы