Как ГУФСИН по РО мышечную массу набирает

Администрация ростовской ИК-10 отчиталась о задержании собственного фельдшера, который пытался пронести заключенному ампулы вещества, запрещенного к обороту. Банальный по нашим временам случай, но коллеги из ОНК рекомендовали обратить на него внимание. Мы обратили — и обнаружили такое, что начали сомневаться: а существует ли в принципе у нас Закон?

31-летний Сергей Баранов устроился на работу в колонию №10 фельдшером семь лет назад. Служба шла обычным своим чередом, пока к нему в ноябре 2015 года не обратился «смотрящий» рецидивист Кудашкин, потребовавший (!) пронести ему препарат для набора мышечной массы - сустанол. Требование свое урка подкрепил кратким, но емким обзором состава семьи Баранова и распорядком дня домочадцев.

Ошеломленный фельдшер тут же поставил в известность о таком подстрекательстве к преступлению сотрудников ССБ ИК-10 Гурьянова и Кузьмичева, но будучи не особенно юридически грамотным (фельдшер, что с него взять) не настоял на обязательном в подобных случаях документировании устного сообщения. А ССБ-шники на голубом глазу заверили Баранова, что им все известно, все под контролем, и поставили задачу государственной важности: дескать, неси сустанол, будем изобличать урку, не переживай, никаких бумаг подписывать не надо.

Разумеется, ничего никуда Баранов не занес, так как взяли его с поличным. На растерявшегося фельдшера сразу надавили оперативники ГУФСИН, требуя написать явку с повинной, якобы, ничего тебе не будет: только уволят с работы, а потом восстановят. И Баранов... снова поверил - написал явку с повинной.
Здесь можно уже и поставить бы точку: сам дурак, и никто тебя не спасет. Но оказалось, что фельдшер записал на диктофон разговор с операми! И за это нетривиальное дело взялся известный ростовский адвокат Юрий Чупилкин, который потянул за ниточку и доказательную базу обвинения разбил в пух и прах так, что следователь Железнодорожного СО СУ СК по РО Ткачев-Албул категорически отказался приобщить к материалам аудиозапись разговора.

Полетели жалобы в прокуратуру. Баранов прошел исследование на детекторе лжи, аппаратура и эксперт показали — не лжет. Экспертное лингвистическое исследование аудиозаписи разговора оказалось для следователя настолько неудобным, что к делу он приобщил лишь его сотую часть.

У вас газеты не хватит перечислять, что в этом деле нарушено, - прокомментировал адвокат Чупилкин, - Во-первых, явка с повинной отобрана операми ГУФСИН незаконно. Во-вторых, неверная квалификация: дело возбуждено по ст. 234, а она не подходит, так как мой подзащитный не сбыл ампулы. В-третьих, следователь незаконно выделил в отдельное производство материалы в отношении оперов ГУФСИН…

Представить слово противной стороне пока затруднительно - пусть за следователей и прокуроров говорят документы. Согласно ответу зампрокурора ж.д. района Н.В. Заикиной: “... принято решение о выделении в отдельное производство... … для организации проверки и принятия решения. Принятое решение Вы вправе обжаловать…”.

А вот здесь интересно. Материалы в отношении оперов ГУФСИН хоть и незаконно по мнению адвоката, но все же выделены в отдельное производство в Ленинский СО СУ СК по РО: такого «слона» как аудиозапись давления оперов на Баранова объехать на кривой козе невозможно. Но при этом адвокату и подзащитному... вернули назад диск с аудиозаписью, заключение эксперта-полиграфолога и эксперта-лингвиста. Очевидно, без фактуры там в Ленинском отделе напроверяют ого-го как!

Вы спросите, уважаемые читатели, как такая лажа может в итоге оказаться в суде? Давайте не будем философствовать. Прежде всего вспомним о корпоративной солидарности силовиков. Во-вторых, «подстава» фельдшера ССБ-шниками ГУФСИН - это уголовное преступление, плюсуем сюда тотальное нарушение ФЗ «Об ОРД» операми ГУФСИН — это скандал. Ну и в-третьих, только-только начал спадать ажиотаж после проверки ИК-14 ГУФСИН по РО, о которой сообщили как о «конвейере смерти». Областные шишки ГУФСИН поди зубами вцепились в кресла, а тут — бац! - новый скандал... И поэтому неудивительно, что прокуроры и следователи хотят казаться государственными служащими, а не быть ими.

И в заключение — главное. А с чего вдруг, чем мог насолить администрации ИК-10 рядовой фельдшер? Сам Баранов — а это еще раз косвенным образом доказывает его доверчивость, бесхитростность и невиновность — считает, что его могли невзлюбить из-за того, что он однажды не поздоровался с сотрудником ССБ, зашедшим в кабинет по-гражданке. Коллеги Баранова на условиях конфиденциальности выдвигают другую версию: якобы начальство ИК-10 решило на его место трудоустроить «своего человечка» и попросило ССБ «оказать услугу». Мы же считаем, обе эти версии несерьезными. Как нам представляется, ГУФСИН, стремительно превращающийся по всей стране в «магазин по торговле мобилами и наркотой для заключенных», просто не в силах терпеть в своих рядах доверчивых и бесхитростных фельдшеров. И для этого, как видим, все средства хороши.

Автор: Мария Давыдова

Источник: Аналитика юга России
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека