На Урале заключенный умер в реанимации, куда попал со следами побоев и диагнозом "отравление"

Правозащитники добиваются расследования обстоятельств смерти 36-летнего осужденного Данилы Зубанова, который отбывал наказание в ИК-1 Копейска. Мужчину доставили в реанимацию с сильнейшим отравлением, предположительно, "спайсом". Кроме того, на теле Зубанова был видны следы избиения.

Информацию о смерти заключенного Данилы Сергеевича Зубанова опубликовал сайт Gulagu.net со ссылкой на члена ОНК Челябинской области.

По предварительным данным, в конце января 2016 года Зубанову, находившемуся в колонии, "были причинены травмы, не совместимые с жизнью, в том числе неустановленными лицами".

По версии правозащитников, заключенный был зверски избит сотрудниками ФСИН. Когда Зубанов потерял сознание, надзиратели решили скрыть следы преступления. Для этого они сделали Зубанову "некую инъекцию с целью имитации отравления сильнодействующим наркотиком".

Через некоторое время другие сотрудники ФСИН вызвали скорую помощь, которая доставила Зубанова в ГКБ N1. Там 1 февраля пострадавшему сделали трепанацию черепа.

"Медики установили, что Зубанову сломали в нескольких местах череп, причинив ему черепно-мозговую травму, не совместимую с жизнью", - утверждают правозащитники. 8 февраля заключенный скончался, не приходя в сознание.

По словам сестры погибшего Лилии Зубановой, она узнала о госпитализации брата 29 января. Женщине несколько раз звонили по телефону, рассказывая взаимоисключающие версии: сначала утверждалось, что Зубанов якобы "поскользнулся на кафеле и сильно ударился головой"; затем говорилось, что он "упал с койки"; третья версия загадочной смерти гласит, что шесть заключенных обкурились "спайсом" - трое из них помещены в ШИЗО, двое - в тяжелом состоянии попали в ЛПУ-3.

Из других источников Лилия узнала, что брату стало плохо 28 января в 23:00. Он лежал без сознания на кровати до утренней проверки, и только в 10:30 29 января поступил в состоянии комы в реанимационное отделение горбольницы N1.

"Сотрудники, которые вовремя не оказали медицинскую помощь Даниле и почти 12 часов наблюдали за умиранием его мозга, просто лишили брата возможности выжить", - приводит слова Лилии Зубановой "МедиаЗавод".

30 января близким Зубанова удалось попасть в палату и посмотреть на умирающего. Осмотреть все тело им не позволили, но на лице у брата Лилия увидела огромную гематому, а на правом ухе и шее - ссадины.

"Считаю, что это следы применения физической силы", - заключила женщина.

По данным правозащитников, 4 февраля еще один заключенный ИК-1 получил серьезные травмы. Пострадавшего отправили в ЛПУ-3 с ножевым ранением. Такое решение принял начальник ФКУ ИК-1 Титов. Источник, сообщивший об инциденте, считает, что высокопоставленный надзиратель испугался ответственности за два ЧП с разницей в неделю с возможными летальными исходами.

Известно, что погибший Данила Зубанов провел за решеткой семь лет.

Отметим, что похожий случай уже был в колонии N1 в Копейске. В мае 2008 года там одновременно скончались четверо заключенных, прибывших с этапа. Руководство ФСИН и медики тогда тоже выдвигали версию о передозировке.

Лишь в ходе расследования, инициированного правозащитниками, выяснилось, что заключенных забили насмерть надзиратели. Пострадавшие умерли мучительной смертью от посттравматического шока. Из соответствующего заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смертельный шок стал результатом кровоизлияния в мягкие ткани.

Представитель движения "За права человека" Алексей Соколов был в морге и видел трупы потерпевших. На спинах и ягодицах погибших отчетливо виднелись следы побоев, в некоторых местах кожа даже отслаивалась. На запястьях остались следы от наручников, а у некоторых были зафиксированы переломы запястья.

Причастные к зверскому убийству были осуждены только три года спустя. Причем руководители колонии, прикрывавшие своих подчиненных, отделались условными сроками.

Источник: NEWSru.com
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

1 комментарий

меня здесь больше нет меня здесь больше нет
11 февраля 2016 в 02:00

если уж хотите скрыть преступление, так хоть договорились бы, какую версию родственникам сообщать.

Проклятье на вас до седьмого колена!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы