Правозащитники обвинили Минюст в саботаже распоряжения Путина

Разработанные Минюстом поправки в закон об НКО-иностранных агентах еще больше расширяют возможности его применения, уверены президентские правозащитники. Любая активность может стать политической, ответили в министерстве.

​Не рыть колодцы

Президентский совет по правам человека (СПЧ) в среду, 10 февраля, обсудил разработанные Минюстом поправки в закон о НКО-агентах, которые касаются определения «политическая деятельность».

Минюст опубликовал в конце января свои поправки к закону об НКО, в которых предложил считать сферами, где осуществляется политическая деятельность, госстроительство и федеративное устройство, обеспечение суверенитета и территориальной целостности России, обеспечение законности, правопорядка, безопасности, обороны страны, внешнюю политику, целостность и устойчивость политической системы, социально-экономическое и национальное развитие страны, функционирование и формирование органов государственной власти и местного самоуправления, регулирование прав и свобод человека и гражданина.

На заседании присутствовал руководитель департамента по делам НКО Минюста Владимир Титов, который на протяжении примерно двух часов отвечал на вопросы членов СПЧ.

«Получается, что политической деятельностью можно считать письмо в администрацию города или района с просьбой вырыть колодец. Ведь эта попытка повлиять на решение чиновников, — обратился к Титову во время заседания председатель СПЧ Михаил Федотов. — И получается, что задача, которая была поставлена после встречи с президентом — сделать так, чтобы в реестр не попадали НКО, которые не занимаются политической деятельностью, не выполнена».

Вопрос в деньгах

«Я правильно понимаю, что одна и та же деятельность может признаваться политической ​или нет в зависимости от того, осуществляется она на иностранные деньги или нет?» — задавался вопросом член СПЧ, руководитель «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин.

Титов в ответ признался, что по предложению Минюста действительно определяющее значение имеет источник финансирования, а не деятельность сама по себе. После нескольких критических выступлений членов СПЧ Титов не выдержал и привел пример, как, с его точки зрения, НКО, которая по уставу не планировала заниматься политической деятельностью, вышла за рамки устава.

«Вот, например, частный детский сад в Кемерово. Его собственник занимается благим делом — воспитывает детишек. Казалось бы, причем тут политическая деятельность? — привел пример Титов. — Но родственник собственника детского сада решил выдвигаться в мэры. Она вызвала к себе родителей детей и говорит им: «Берите транспаранты, которые уже готовы, и идите на шествие в поддержку кандидата».

«Сегодня вы занимаетесь инвалидами, а завтра Крым неправильно присоединили», — отреагировал Титов на очередную реплику о слишком широком для толкования законе.

Члены СПЧ раскритиковали предложения Минюста и выразили сомнение, что изначальные задачи, которые ставились перед ведомством, были выполнены. По их мнению, вместо уточнения понятия «политическая деятельность» и сокращения оснований для попадания туда неполитических НКО документ, напротив, существенно расширяет возможности толкования этого определения. В итоге члены СПЧ призвали переписать законопроект Минюста.

За почти четыре года, которые действует закон,116 организаций оказались в реестре иностранных агентов.

После встречи президента Владимира Путина с членами СПЧ в октябре 2015 года было решено уточнить понятие «политическая деятельность», необходимость этого признал и президент. Он дал распоряжение создать рабочую группу по выработке предложе​ний о конкретизации законодательства об НКО. Возглавил ее первый замруководителя президентской администрации Вячеслав Володин, а в состав вошли представители Минюста, Генпрокуратуры, Общественной палаты, обеих палат парламента и другие.

Источник: РБК
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

1 комментарий

меня здесь больше нет меня здесь больше нет
11 февраля 2016 в 01:51

кто-то из этих людей в Минюсте явно жаждет 37 года

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека