В Думу и Кремль через ГУЛАГ

Ни для кого не секрет, что в российских тюрьмах и колониях распространены пытки, внесудебные приговоры и жестокие расправы. По сути, в стране создан идеальный репрессивный механизм для подавления воли и уничтожения несогласных, который пока отрабатывается на тех, кто оказавшись там без дорогих и известных адвокатов, без скандальной и широкоизвестной истории с вниманием СМИ, остаётся один на один с карательной системой. Таких жернова ГУЛАГа, доставишиеся России от СССР в виде порочного наследства, перемалывают в пыль, и лишь только в случае помощи независимых правозащитников, которых де-факто остались считанные единицы на всю страну, есть шанс спасти если не зубы и кости, то хотя бы саму жизнь. На основе собственного опыта — 4 лет в СИЗО и 5 лет правозащитной деятельности — я с полной уверенностью могу констатировать — у простых людей, у подавляющего большинства жителей страны присутствует животный страх перед властью и следственно-судебной системой, и этот страх подавляет волю и желание выбирать и уж тем более быть избранным.

Многие начинающие и некоторые даже уже заканчивающие свою карьеру оппозиционные политики всегда рисуют радужные картины условного завтрашнего дня, пытаясь на мой взгляд пообещать людям то, чего они никогда не смогут гарантировать и исполнить в обозримом будущем. От того и результат от раза к разу — один и тот же. Я не политолог и даже не эксперт в этой сфере, просто мне хочется поделиться тем, о чём думаю вот уже несколько лет подряд. Занимаясь проблемами коррупции и пыток в местах принудительного содержания и отслеживая регулярно прессу, я понимаю что перестройка тюремной системы — репрессивной основы монумента нынешней власти — не является приоритетом ни для одного из политиков. Все рассуждают о Крыме, Сирии, Украине, об отмене или переформатировании ряда законов, но никто всерьёз не обсуждает и тем более не предлагает программу по кардинальному снижению уровня насилия в тюрьмах и полицейских изоляторах, в конечном итоге никто не обещает на мой взгляд главного — защиту и гарантию реализации Конституционного права на жизнь. Честные выборы, здоровая политическая конкуренция, борьба с коррупцией, независимый суд — всё это просто невозможно без перестройки карательной системы. Потому что и члены избирательных комиссий, и судьи, и простые избиратели боятся оказаться «там» и погибнуть, и потому они раз за разом будут покоряться воле тех, кто сегодня контролирует судебно-правоохранительную систему и тюрьмы.

Пока репрессивный маятник раскачивется от Калининграда до Владивостока, пока любого из нас могут запросто схватить в любой точке страны и посадить по надуманному обвинению, отправив за тысячи километров от родного дома в душные жаркие камеры СИЗО Дагестана или лютый холод красноярских бесправных зон и там либо вынудить изменить самому себе и оговорить себя и любого другого в чём угодно, либо убить, ни о какой демократии говорить всерьёз просто не приходится. Одни от страха перед этим уезжают из страны, другие просто стараются выжить, не поднимая головы, третьи уже на свободе ломаются и пытаются встроиться в систему, став винтиком в кремлёвских механизмах в надежде пережить эти страшные времена, но все они уже никогда не станут теми, кто в состоянии построить сильную и свободную Россию.

Сегодня оппозиционеры смирилась со своими условными 14% несогласных с Путиным и делят эти ничего по сути не решающие проценты, вместо того чтобы сейчас, не дожидаясь светлого и всё более далёкого будущего договориться и начать рука об руку бороться с повсеместными пытками и расправами. Многое изменится лишь тогда, когда жизнь и здоровье политического узника для оппозиционеров будут также важны, как судьба и жизнь простого человека, даже если он никогда не принимал участия в акциях протеста. Будущее есть лишь у того политика, который поможет людям расстаться со своими страхами, сумеет защитить и вернёт надежду на свободную Россию без ГУЛАГа. За таким пойдут миллионы.

Источник: Эхо Москвы
Важно. Рейтинг — 13
Поделиться с друзьями

3 комментария

Пятакова Александра Пятакова Александра
4 февраля 2016 в 13:19

Гулаг существует и не только в УИС. Он и в здравоохранении, и в образовании, и в науке.
Увы, оппозиционных политиков в России – нет.
Все это мышиная возня, ради получения средств от западных источников, как правило идущих на личное потребление и на удовлетворение собственных амбиций как вновь зачисляющих себя к оппозиции, так и родоначальников этого гулага, ранее традиционно входивших в руководство страны, но не удержавшихся на троне.
И если бы так называемая оппозиция появилась, она бы однозначно начала свою деятельность с вопросов реформирования УИС, которая является наибольшей угрозой для граждан России, независимо от того содержащиеся это лица или сотрудники всей системы органов правопорядка.
А рваться в ГД РФ – это желание «добрать», коль еще не все успели...

Абсолютно согласна. Оппозиционные политики выбирают для своего пиара избранные дела, но молчат о миллионах невинно осужденных по экономическим и другим сфабрикованным делам. Последнее время я много общаюсь с жертвами пыток, их матерями, женами. И все подтверждают одно и тоже. Проблемы пыток, беспредела и фабрикации уголовных дел не интересны ни для провластных, ни для оппозиционных политиков. А вместе с тем, бывшие заключенные и матери нынешних заключенных превращаются в реальную политическую силу. Которые пойдут на самые радикальные шаги, так как им нечего терять.

меня здесь больше нет меня здесь больше нет
3 февраля 2016 в 17:52

Согласна. Так хотелось бы дожить то тех времён, когда моё Отечество станет свободным ОТ страха, чтобы быть свободным ДЛЯ достойной и созидательной жизни для каждого человека.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека