Проблемы защиты прав человека при нарушениях, связанных с изготовлением протоколов судебных заседаний

15 января в Общественной Палате РФ состоялся круглый стол, посвященный проблемам нарушений прав граждан судами при изготовлении протоколов судебных заседаний. Тема мероприятия привлекла большое количество его участников. По итогам обсуждения были приняты нижеследующие рекомендации.

Действующая редакция УПК РФ:

  • не содержит предписаний, требующих от суда изготовления протокола судебного заседания, строго соответствующего ходу судебного разбирательства. В таких условиях, у судей нет препятствий к безответственному изготовлению и даже фальсификации протокола судебного заседания;
  • не позволяет участникам процесса обжаловать постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания до обжалования итогового судебного решения (ч. 2 ст. 389-2 УПК РФ);
  • лишает судей вышестоящего суда возможности проверить обоснованность замечаний на протокол.

Роль протокола судебного заседания трудно переоценить, ведь он имеет важное доказательственное значение, способствует вынесению правильного, законного, обоснованного решения, а также возможности обжаловать судебный акт. Протокол судебного заседания - основной процессуальный документ, отражающий ход судебного заседания, процесс исследования доказательств по делу, и именно по нему проверяется законность и обоснованность приговора. Однако апелляционная инстанция фактически устранена от проверки законности изготовления самого протокола судебного заседания.

Фактически протокол судебного заседания является «зеркалом» судебного процесса. Существенные искажения протокола судебного заседания приводят к тому, что мы оказываемся в правовом «королевстве кривых зеркал».

Значение протокола судебного заседания состоит в том, что он:

  • является письменным свидетельством непосредственности процесса;
  • отражает основные действия суда и сторон в той последовательности, в которой они проходили в судебном заседании;
  • дает возможность вышестоящим судебным инстанции проверить соблюдение процессуального порядка проведенного разбирательства и обоснованность вынесенного судебного решения;
  • подтверждает соблюдение прав участников процесса, в особенности соблюдение прав подсудимого;
  • выступает в качестве доказательства (ст. 83 УПК);

Основные нарушения прав человека, которые допускаются при изготовлении протоков судебного заседания, таковы:

  • рассмотрение заявлений и жалоб на протокол судебного заседания заинтересованными лицами, а именно - самими судьями, председательствующими в судебном заседании, председателями судов, которые также зачастую заинтересованы в исходе дела; зачастую рассмотрение судьями жалоб на протокол судебного заседания превращается в рассмотрение жалоб на самих себя;
  • несвоевременное изготовление, а зачастую и не изготовление протокола;
  • невозможность своевременного ознакомления сторон с протоколом судебного заседания, предоставление такой возможности, когда существенные обстоятельства судебного процесса успели забыться;
  • отсутствие возможности ознакомления с протоколами судебных заседаний поэтапно;
  • отсутствие возможности принесения жалоб и замечаний на протоколы судебных заседаний, изготовленные по их итогам, пока свежи полнота, глубина и острота восприятия и запоминания существенных обстоятельств, выявленных в судебном заседании;
  • отсутствие возможности у заинтересованных лиц вовремя получать информацию об изготовлении протокола;
  • отсутствие реальных рычагов воздействия на лиц, ответственных за своевременное и качественное ведение протокола суда.

Особую тревогу правозащитников и адвокатов вызывает то, что все чаще протоколы судебных заседаний изготавливаются после вынесения судебного решения, что лишает стороны возможности сослаться на протокол судебного заседания в обоснование своей позиции в ходе процесса.

Протокол судебного заседания представляет собой важнейший процессуальный акт, в содержание которого входит подробное, целостное и полное отражение процедуры разбирательства в суде. Главными требованиями к протоколу судебного заседания является его достоверность и обеспечение своевременности доступа к нему.

Конституционный Суд РФ 15 апреля 2008 г. в своем Определении N 306-О-О разъяснил, что «положения части шестой статьи 259 УПК РФ не только закрепляют обязанность председательствующего и секретаря судебного заседания изготовить протокол и ознакомить с ним стороны, но и предусматривают возможность изготовления протокола судебного заседания по частям, а также право на ознакомление сторон по их ходатайствам с частями протокола по мере их изготовления. Закрепление в законе такого права сторон обязывает суд обеспечить его реализацию».

Судебной коллегией Верховного Суда РФ было вынесено частное постановление от 7 февраля 2011 г., когда, столкнувшись с вопиющей волокитой в изготовлении протокола (уголовное дело № 36-О11-1 было направлено в суд кассационной инстанции через один год и два месяца после постановления приговора), он был вынужден указать в своем частном определении в адрес председателя областного суда следующее: «Несмотря на значительный объем протокола судебного заседания и большое число участников процесса, мер к изготовлению протокола по частям, которые позволили бы существенно сократить время ознакомления сторон с протоколом и содержанием исследованных судом доказательств, председательствующим принято не было (кроме последних заседаний, в которых имели место выступления осужденных в прениях и с последним словом и оглашался приговор), в связи с чем стороны не имели возможности ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления» (Бюллетень ВС РФ № 8 2011 года).

В случае, если протокол в какой-либо его части не будет соответствовать требованиям УПК РФ, можно заявить ходатайство об исключении его из доказательств еще до окончания судебного разбирательства.
При этом, в п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ указано только одно связанное с протоколом судебного заседания безусловное основание для отмены или изменения судебного решения судом вышестоящей инстанции, а именно - отсутствие протокола судебного заседания. Таким образом, законодатель создает ситуацию, когда явная фальсификация протокола судебного заседания не влечет за собой отмену или изменение судебного акта. В судебной практике Верховного Суда РФ, приведенной в справочной системе «Консультант-Плюс», нет ни одного судебного решения, которым бы отменялся приговор в связи с составлением протокола судебного заседания, не соответствующего ходу судебного разбирательства.

Верховный Суд РФ выработал сомнительную правовую позицию, согласно которой любые жалобы сторон на незаконность постановления судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания не удовлетворяются со стандартной формулировкой: «Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона и вынесено обоснованное постановление».
Судья после вынесения судебного решения и изготовления протокола, подстроенного под это решение, уже не может объективно рассмотреть поданные замечания, поскольку является лицом, заинтересованным в оставлении замечаний без удовлетворения, кассационных жалоб и представлений - тоже без удовлетворения.
С учетом этого неудивительно, что рассмотрение судьей замечаний превращается в формальное мероприятие, а суды редко удостоверяют правильность поданных замечаний на протокол, и делают это тогда, когда замечания носят несущественный характер, т.е. не влияют на квалификацию либо доказанность вины, на констатацию смягчающих, исключительных смягчающих или отягчающих вину обстоятельств.

При этом действующий УПК предусматривает разный порядок фиксации показаний в ходе следствия и в суде. В соответствии со ч. 6 ст. 190 УПК РФ по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая отметка. А в соответствии со ст. 277, 278 УПК РФ допрос потерпевшего и свидетелей в суде не требует прочтения и подписания допрашиваемыми данных ими показаний.

Между тем, в Определение ВС РФ № 38-О07-25 отмечается: «Дело снято с кассационного рассмотрения и возвращено в суд в связи с нарушением судьей требований ч. 7 ст. 259 и ст. 260 УПК РФ о рассмотрении замечаний свидетелей на протокол судебного заседания… После ознакомления с протоколом судебного заседания свидетели принесли замечания на протокол. Председательствующий эти замечания не рассмотрел, а возвратил свидетелям, сославшись на то, что в соответствии со ст. 260 УПК РФ им не предоставлено право принесения замечаний на протокол судебного заседания. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ с таким выводом суда не согласилась. В силу ч.7 ст. 259 УПК РФ председательствующий вправе предоставить возможность ознакомления с протоколом и иным участникам судебного разбирательства по их ходатайству и в части, касающейся их показаний».

Статья 260 УПК РФ не предусматривает обязанности суда ознакомить сторону с результатами рассмотрения поданных ею замечаний на протокол, не предусматривает оглашения вынесенного постановления в судебном заседании.
При рассмотрении замечаний на протокол лица, их подавшие, могут не вызываться. Действующая законодательная процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания не просто несовершенна - она порождает неизбежность наступления трудно устранимых или же вовсе неустранимых судебных ошибок.

В соответствии с ч. 2 ст. 260 УПК РФ замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.
Очевидным недостатком действующего процессуального закона является то, что заинтересованному суду, вынесшему приговор, дано право определять, в каких случаях следует вызвать лиц, подавших замечания, а в каких - нет. На практике суды очень редко вызывают лиц, подавших замечания, в судебное заседание, поскольку не видят в этом никакого смысла - судьба замечаний судьей уже предрешена.
О результатах рассмотрения замечаний на протокол сторона не узнает. Если суд не вызывает сторону, подавшую замечания на протокол судебного заседания, то, соответственно, эта сторона не будет присутствовать при оглашении вынесенного постановления. УПК РФ также не предусматривает извещения стороны о принятом решении.
Такой правоприменительный подход ущемляет право граждан на обжалование процессуальных решений суда, предусмотренное ч. 1 ст. 19 УПК РФ, в частности право на обжалование вынесенного постановления вместе с приговором в кассационной инстанции.

Единственной возможностью получить 100%-но достоверный протокол судебного заседания является более широкое применение аудио- и видеозаписи.
Однако в настоящее время далеко не все суды оснащены комплексом аудиопротоколирования «Фемида», а в тех судах, которые оснащены, комплексы установлены в 1-2 залах суда. При этом, эти комплексы либо не работают, либо установлены в залах суда, не используемых для осуществления судопроизводства.
Разрешение на видеозапись судебного заседания нужно получать у судьи (ч. 5 ст. 241 УПК РФ), и, как показывает практика, подобное решение не дается.

В условиях отсутствия аудиопротоколирования и невозможности видеопротоколирования сторона защиты фактически лишается возможности получить достоверный протокол судебного заседания и становится заложницей совести и компетентности судьи.

Представляется неправильным постановка вопроса о введении видеозаписи судебного заседания вместо аудиозаписи, так как в отличие от аудиозаписи видеозапись легко перемонтировать. Не имеется препятствий для ведения судебной аудиозаписи протоколов судебных заседаний, так как по данным Судебного Департамента при Верховном Суде РФ 74 % залов судебного заседания на 2015 год были укомплектованы системами аудиозаписи.

Интересным представляется соответствующий зарубежный опыт. Так, например, в Новой Зеландии используется система под названием «Агрегатор», в которой производится запись как любого судебного заседания, так и любого приема гражданина чиновником. Данные Агрегатора общедоступны для всех заинтересованных лиц. Уклонение чиновников или судей от записи на Агрегаторе влечет их увольнение от должности. В судах Германии применяется норма, когда судья после допроса лица уточняет смысл того, что это лицо сказало, и если допрашиваемое лицо не подтверждает правильность изложения его мыслей, то соответствующая запись стирается.

В связи с изложенным, участники круглого стола считают необходимым:

1) Просить Президента Российской Федерации внести в Государственную Думу проект закона о внесении изменений и дополнений в УПК РФ в части обязательной аудиозаписи судебного заседания, разработанный членом СПЧ Ю.А. Костановым.

2) Признать ситуацию с изготовлением протоколов судебных заседаний в судах Москвы и ряда иных регионов страны крайне неудовлетворительной, создающей условия для неограниченной фальсификации протоколов судебных заседаний.

3) Предоставить прокурорам субъектов Российской Федерации право на осуществление надзора за соблюдением сроков изготовления протоколов судебных заседаний по всем категориям дел, а Общественным наблюдательным комиссиям - право общественного контроля за соблюдением сроков изготовления протоколов судебных заседаний в отношении лиц, содержащихся под стражей.

4) Ввести в УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, КАС России нормы об обязательном аудиопротоколировании судебного заседания с распечаткой машинной стенограммы, приобщаемой вместе с аудиопротоколом к протоколу судебного заседания.

5) Ввести в УПК России и ГПК России нормы, о том, что:
судья обязан предложить сторонам ознакомиться с протоколом судебного заседания непосредственно после окончания судебного заседания. При этом, при наличии замечаний на протокол, они должны быть рассмотрены до начала судебных прений;

  • стороны должны быть ознакомлены с протоколом судебного заседания после окончания судебного следствия, чтобы стороны до прений имели возможность подать замечания на протокол судебного заседания, реализовав свои права, предусмотренные ст. 259, 260 УПК РФ;
  • если судебное заседание длится не один рабочий день, то сторонам должна предоставляться возможность знакомится с протоколом каждого дня судебных заседаний отдельно в установленный законом срок;
  • при наличии технической возможности ведения в здании суда аудиозаписи судебного заседания такая запись является обязательной, а ее отсутствие должно вести к отмене приговора;
  • выдача копий протоколов судебных заседаний должна производиться до прений сторон;
  • запретить удаление суда в совещательную комнату для вынесения итогового решения без изменения протокола судебного заседания;
  • право сторон на видеофиксацию судебного заседания;
  • ведение аудиозаписи в закрытом судебном заседании;
  • замечания на протокол допроса могут вноситься заинтересованными сторонами непосредственно в день проведения судебного заседания, если суд обеспечил изготовление протокола в этот день;
  • безусловным основанием для отвода судьи является уклонение судьи от изготовления протокола судебного заседания в установленный законом срок. Отвод, заявленный судье по этому основанию, должен рассматривать председатель суда, а при его заинтересованности - председатель вышестоящего суда или его заместитель.

6) При отсутствии аудиозаписи в судебном заседании, участники уголовного судопроизводства, чьи показания, по мнению сторон, отражены в протоколе неверно, должны вызываться в суд для участия в рассмотрении замечаний на протокол. В случае, если допрошенное лицо не согласится с записями его показаний в протоколе и подтвердит обоснованность замечаний стороны, суд с учетом совокупности доказательств должен удостоверить правильность таких замечаний.

7) Право на представление замечаний на протокол в части отражения данных им показаний должно иметь и любое допрошенное в судебном заседании лицо.

8) Судебному департаменту при ВАС РФ разработать ведомственный нормативный акт, обеспечивающий дублирование и хранения аудиозаписей судебного заседания.

9) В КоАП РФ предусмотреть:

  • обязательное ведение протокола судебного заседания и аудиозаписи судебного процесса по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 18.8 и ст. 18.1КоАП РФ;
  • ведение протокола судебного заседания по делам, наказание по которым предусматривает административный арест или штраф в размере более 100 тыс. руб. по просьбе лица, привлеченного к административной ответственности

Источник: Комитет за гражданские права

Источник: Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Являясь шеф-редактором медиапортала «Хранитель», я ясно вижу, что в наше время средства массовой коммуникации обладают огромным потенциалом в развитии всех позитивных процессов, говорим ли мы о развитии негосударственной сферы безопасности, укреплении механизмов общественного контроля или о правозащитной деятельности. Недаром говорят: кто хорошо информирован, тот вооружен. Именно своевременная информированность о событиях, фактах, происшествиях, в том числе о преступлениях, помогает принимать адекватные меры по исправлению неблагоприятной ситуации на местах, позволяет решать конкретные вопросы и помогать людям в решении их проблем. Поэтому наличие социальной сети Gulagu.net можно только приветствовать. С ее помощью, как рыбацкой сетью, можно вытащить немало грязи и нечистот из водоема нашей общественной жизни и сделать воду в нем чистой и прозрачной.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами