Член ОНК о пытках в свердловских колониях

08 января 2016г., после восьмимесячного перерыва в работе из-за состояния здоровья, я посетила своего подзащитного Дениса Финогенова, который также вот уже почти 10 лет является моим законным супругом.

На данный момент Денис Финогенов находится в ФКУ ИК-19 г. Тавда, куда он вернулся в августе 2015 года после очередного его выдворения за «не поздоровался» в ЕПКТ в не безызвестную ФКУ ИК-63 г. Ивдель. Увидев своего подзащитного и мужа в одном лице, я была мягко говоря в шоке, а после услышанного стало совсем плохо…. В то время пока я находилась в больнице и перенесла две операции, жизненно необходимые мне, т.е. по сути боролась за свою жизнь, жизнь моего мужа была в буквальном смысле на волоске.

Как пояснил мне сам Денис, 6 августа 2015г., в его День Рождения, он был этапирован в ОБ при ФКУ ИК-55 г. Ивдель для лечения его хронических заболеваний (язва 12-ти-перстной кишки и почечная недостаточность). По приезду в ИК-55 его встретил сотрудник по фамилии Колесников и задал вопрос: «Малюгина твоя жена что ли?» — на что получил ответ, что да. Колесников ухмыльнулся и сказал: «Ну, пошли».

Светлана Малюгина

После этого Дениса Финогенова сотрудники администрации ИК-55 отвели в одиночную палату и начали оказывать на него психологическое давление, спрашивали, готов ли он ответить за свою жену и ее работу в ОНК Свердловской области, при нем же звонили в ГУФСИН Свердловской области и узнавали, что именно с ним сделать, просто покалечить или убить.

После этого начало происходить то, что я много раз слышала от других заключенных, прошедших Ивдельлаг. Его приковали наручниками к отсекательной решетки и начали избивать. Удары наносили по всему телу, в том числе и по голове, били в основном ногами и руками. Избиения проводил все тот же Колесников, который и встретил Дениса по прибытию. Избиение продолжались в течение 4-х дней, все это время Финогенов был прикован наручниками, следы от них до сих пор ярко выражены на запястьях, несмотря на то, что прошло более 5 месяцев.

Все 4 дня избиений так же сопровождались оскорблениями и моральным давлением со стороны администрации ИК-55, в основном все от того же сотрудника Колесникова. Во время избиений Денису говорили, что меня нет, я больше не смогу ни ему, ни кому-либо другому помочь и, чтобы он не мучился, его просто добьют, как только получат добро. Также с каждым ударом повторяли, что это тебе за жену, это тебе за ее голодовку, это за ее работу и т.д. Они даже не скрывали, что избивают и издеваются над ним просто потому что он муж члена ОНК.

На 5-ые сутки Дениса отстегнули от наручников, накинули удавку на шею, душили и избивали. Он находился в тяжелом моральном состоянии. Он, как и все заключенные, изолирован от внешнего мира, знал, что я уехала домой в Москву на лечение, также он знал о тяжести моего заболевания и, в связи со всем произошедшем, он думал, что меня уже нет, поэтому гуфсиновцы так обнаглели. Находясь в таком состоянии и не имея представления о моей и своей дальнейшей судьбе, он предпринял попытку суицида, порезал вены на сгибе обеих рук. После этого его избитого, с жуткими «телесниками», в крови, спешно вывезли обратно в ФКУ ИК-63.

Даже видавшая виды 63-ия колония в виде ее сотрудников и осужденных-активистов, которая сама, со слов осужденных, проводит экзекуции и похлеще, была в шоке…. Дениса отказывались принимать в таком состоянии, просили везти обратно в ИК-55. Финогенов, опасаясь за свою жизнь, обратился к конвою с просьбой записать на видеорегистратор все, что происходит, а также его отказ возвращаться в ОБ ИК-55. Конвой выполнил его просьбу и администрации ИК-63 пришлось принять его обратно, зафиксировав все побои, которые были на нем, в его мед. карту.

После этого Денис неоднократно отправлял жалобы Ивдельскому прокурору и в ГУФСИН  по Свердловской области по данному происшествию, однако по сей день ни одного ответа он не получил. Скорее всего, эти жалобы просто не вышли из-за стен ИК-63. Кстати, мои письма, которые я отправляла ему из больницы и информировала, что со мной все хорошо, он получил лишь в октябре-месяце, находясь уже в ИК-19. Это был как-раз тот день, когда была проверка из ГУФСИН по Свердловской области, т.е. спустя 3 месяца, а последний почтовый штамп на письме был от июля 2015 г. почтовым отделением г. Ивдель. Каким образом оно попало в ИК-19 еще и спустя 3 месяца от даты его получения на почте (письмо было заказным) остается загадкой.

Следы от побоев на теле Финогенова видны по сей день, несмотря на то, что прошло более 5 месяцев. До сих пор есть следы на спине, животе, лице, руках и запястьях. Били хорошо, старались….

Такой низости и подлости я не ожидала даже от ГУФСИН Свердловской области…. Они прекрасно знали, в какой именно момент я не смогу быть в Свердловской области, наверняка знали и о моем состоянии, т.к. кто-то за то время, пока я была на лечение в Москве пустил слух по колониям, что я уехала «помирать на родину»…. Кто бы это мог быть, я думаю писать не надо….  Они выжидали именно этот момент, когда я буду максимально слаба, чтобы отомстить мне за мою работу в ОНК. Способ мести выбрали самый гадкий — отыгрывались на моем муже за мою работу. Именно на нем, когда он находится в зависимых условиях и с ограниченными правами. После нашей голодовки в августе 2014 г. в знак протеста против того, что творилась в ИК-63, они сфабриковали ему нарушение и отправили в ЕПКТ в ИК-63 сроком на один год, чтобы я не смогла посещать эту колонию, как член ОНК. Теперь они просто чуть не убили его, пока меня не было рядом из-за состояния здоровья.

Если наш ГУФСИН считает, что таким способом смогло испугать меня или отбить желание заниматься общественным контролем, они глубоко ошибаются. Я лишь еще раз еще больше убедилась в том, что иду по правильному пути и останавливаться не собираюсь. А они теперь будут отвечать перед законом за свою грязную месть, собственно именно то, чего они больше всего не любят и всячески как хотят нарушают его.

Светлана Малюгина,
член ОНК Свердловской области

Источник: Правозащитники Урала
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

2 комментария

Груднева Светлана Груднева Светлана
1 февраля 2016 в 18:42

Крепитесь. Желаю сил и здоровья Вам и Вашему супругу.

Это типичное для этих животных и трусов поведение. Держитесь, Светлана и дай Бог Вам здоровья, а Вашему мужу скорейшего освобождения!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Какую роль в решении проблем защиты прав заключённых может сыграть гласность и мощный интернет-ресурс "ОНК.РФ"?

Желаю не останавливаться в развитии проекта.  Ваша деятельность нужна и важна! Отдельные слова благодарности в адрес состоявшегося в глазах сообщества правозащитника — Владимира Осечкина. Мы совместно проводили общественные слушания в Общественной Палате РФ 14 мая. Убедился и в других достоинствах: как организатора, журналиста. Человек–"паровоз" способный далеко повезти не только этот проект. С уважением и желанием содействовать в развитии  ваших планов по защите прав ограниченных в свободе, но остающихся людьми и гражданами, заключенных.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами