Вы все ещё против прав человека?

«В настоящее время пенитенциарная система России переживает сложный период реформирования. Несмотря на существующие трудности, руководство ФСИН России делает все необходимое, чтобы ситуация менялась к лучшему».

Такими словами начинается заметка, размещённая на официальном сайте Федеральной службы исполнения наказаний. По сути это – ответ ведомства на статью члена Общественной наблюдательной комиссии Елены Масюк «На московском централе», в которой автор от первого лица описывает перегибы и злоупотребления, увиденные им в столичных СИЗО.

«Никто не спорит, что СИЗО не санаторий, но это и не чистилище»

Ровно неделя потребовалась пресс-службе ФСИН, чтобы «опровергнуть» шокирующие факты, приведённые в статье. Ведомство настолько старательно оправдывается перед неопределённым кругом лиц за те нарушения, которые были засвидетельствованы членом ОНК, но которые подтверждения «не нашли», что впору заключить: не иначе пятая колонна вновь пытается опорочить очередной государственный институт!

Вот только поверить в увещевания чиновников внутренней службы способен только совсем уж неискушённый читатель…

***

Каждый, кто посещал следственный изолятор, знает, что он из себя представляет в части соблюдения прав обвинённых. Иначе чем «пыточной» назвать это учреждение нельзя. Начиная от соблюдения лимита площади, продолжая ценами тюремного магазина, сопоставимыми, пожалуй, с «Азбукой вкуса», и заканчивая одним-единственным банным днём в неделю.

Отдельного внимания заслуживает тема медицинского обслуживания.

Сейчас я защищаю человека, страдающего редким заболеванием – хроническим, посттравматическим остеомиелитом. Риск недуга заключается в том, что одной неудачной царапины достаточно для развития гангрены и сепсиса крови. Сиделец уже не может ходить, настолько запущена его болезнь. Что предлагает ему ФСИН, стабильно направляющая в суд справки об удовлетворительном состоянии и отсутствии жалоб на самочувствие?

Главврач «больнички» разводит руками: нет условий. Дайте справку, что их нет, мы будем просить освобождения под залог, нужна срочная операция! Нельзя – изолятор столичный, под боком у министерства, признать бессилие не можем, но если ухудшение наступит, конечность ампутируем, не переживайте! А боль? Сбивайте анальгином…

Этот препарат в стенах ФСИН носит поистине сакральный характер – им лечат абсолютно все заболевания. 90% моих подзащитных, обращавшихся за лекарствами к администрации СИЗО, получали только анальгин (баралгин, цитрамон), независимо от своего диагноза.  

***  

Многие читатели возразят – чего с зеками церемониться, мол, сами виноваты, пусть страдают.

Во-первых, далеко не все находящиеся в СИЗО виновны. Во-вторых, почему ФСИН откровенно лжёт и ничего не делает для обеспечения минимальных прав человека? Разве мало бюджетных средств направляется службе для реализации своих функций в надлежащей форме? Или России выгоднее платить по счетам, выставляемым бюджету ЕСПЧ?

Кто читал «Воскресение» Льва Толстого, наверняка вспомнит, как подробно описан там быт острогов. На сегодня, за исключением электричества, центрального отопления, водопровода и канализации, в системе тюрем мало что изменилось: коррупция, издевательство над здравым смыслом, наплевательское отношение к спецконтингенту.

И после этого пресс-служба говорит о неких «сложных временах». Почти сто пятьдесят лет «реформ». Даже не смешно. Предпоследний руководитель ФСИН Реймер, полагаю, уже имел возможность оценить «всё необходимое, что сделано под его руководством к лучшему»…

***

Никто не спорит, что СИЗО не санаторий, но это и не чистилище. Поэтому закончить хочется, заострив внимание особо ярых критиков гуманизма к правонарушителям на одном очень показательном примере.

В упомянутом пресс-релизе ФСИН указано: «Следует дать разъяснения и по поводу упрека в том, что сотрудники СИЗО-2 ФСИН России («Лефортово») через глазок камеры могут наблюдать за заключенными на туалетной чаше (как за мужчинами, так и за женщинами). Как видно на фотографиях, сделанных через глазок камеры, сотрудник администрации видит заключенного в зоне туалета, и не более того (см. фото № 3,4)».

Внимательный читатель, бросив взгляд на приведённые снимки, сразу же подумает о разнице угла зрения и угла охвата фотообъектива, а после этого поразмыслит о возможности человеческого глаза вращаться…

Вы все ещё против прав человека?

Источник: Деловая газета Взгляд
Важно. Рейтинг — 11
Поделиться с друзьями

2 комментария

Карпович Елена Карпович Елена
30 января 2016 в 16:35

Жизнь показывает , что в пенитенциарной системе России работают индивиды и с комплексом неполноценности , и с сексуальной патологией !

Скабин Алексей Скабин Алексей
31 января 2016 в 18:51

самое позорное что эти индивиды понимая что ЗК бесправны и их права никто не соотносит к Конституции и Гарант это позволяет отрываются по полной самоутвержаясь за счет этого бесправия и только тех кто сказал НЕТ могут искалечит убить унизить растоптать как личность при помощи таких же мразей или собственноручно... Макаренко кряхтя в гробу миллион раз перевернулся и нервно закурил! Миллионы загубленных судеб поставленный на поток тюремный бизнес для обогащения генералов и чиновников курирующих Систему ! Даже Сталин был мягче к ЗК и максимальный срок составлял 15 лет! А еще эти хоспода законотворцы ратуют за "Закон садистов ",чтобы прикрыть этот беспредел-вот ведь неподчинение так сказать -и отмену маратория на смертную казнь!! ДА БОЖЕ УПАСИ при таком то ПРАВОсудии ! НЕЛЬЗЯ ни в коем случае принимать такие законы и НЕЛЬЗЯ отменять маратори пока в Пеницитарной системе не будут ликвидированы моральные уроды калечащие в своих чистилищах особенно первоходов-лопоухих оступившихся пацанят или успешных бизнесменов которых можно "выдоить" вместе с кишками!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека