В Саратовской ИК отбывает наказание невиновный

В саратовской колонии семь лет отбывает наказание человек, осужденный за убийство которого он не совершал. Все это время изъеденный совестью настоящий убийца пытается добиться оправдания невиновного, который сидит за его преступление. «Общественное мнение» уже писало об этой совершенно кафкианской истории борьбы человеческого раскаяния с бессмысленной тупостью репрессивной системы. Для которой чья-то индивидуальная судьба – ничто по сравнению с самоупоением от гладкой работы собственных бездушных механизмов.

В 2009 году местный житель Сергей Тимохин был осужден на 11 лет строгого режима за убийство некоей Веры Гелаевой. Позже апелляционная инстанция сократила срок на год. Спустя полгода объявился, находившийся в бегах, 46-летний Владимир Дмитриев, который, узнав о том, что за его грехи посадили невиновного, принес в Следственный комитет при прокуратуре явку с повинной. С тех пор его крутят по инстанциям, лишь бы не признавать цепи трагических ошибок следствия и суда. 28 января 2016 года Дмитриев обратился к руководителям правоохранительных и надзорных органов Саратовской области, депутату Госдумы Александру Хинштейну и даже президенту РФ с просьбой пересмотреть приговор Тимохина и отдать под суд его самого.

До происшествия Владимир Дмитриев жил в центре Саратова с родителями. А когда их не стало, любитель выпить быстро попал в поле зрения нечистоплотных риелторов, задумавших выпивоху выселить, а квартиру в престижном районе «реализовать». За Дмитриевым открыли настоящую охоту: его шантажировали, угрожали физической расправой. С просьбой оградить его от преследователей и подыскав жильё в другом месте, Дмитриев и обратился к жившему с ним на одной улице знакомому риелтору Сергею Тимохину. 25 октября 2008 года, к тому времени перебравшийся от подальше от назойливых риелторов в Маркс, Владимир Дмитриев приехал в Саратов. Тимохин, который в тот вечер дома был не один, а со своей подругой, пригласил его к себе. Дальнейшее Дмитриев описывает в своем письме:

«В этот день я, Тимохин и наша общая знакомая Галаева Вера Ивановна распивали спиртные напитки в квартире Тимохина по адресу: г.Саратов, ул.Советская, дом 21, кв.38. В ходе распития спиртных напитков Тимохин ушел в комнату спать, а я и Галаева остались и продолжили распитие спиртного. Через некоторое время между нами произошла ссора, в ходе которой Галаева стала разговаривать со мной на повышенных тонах и высказывать в мой адрес оскорбительные выражения. Распаляясь все больше и больше, Галаева стала на меня кричать, а затем схватила лежащий на столе кухонный нож и стала размахивать им перед моим лицом. Дальше события развивались внезапно и непредсказуемо: я попытался выхватить у нее из рук нож, между нами завязалась борьба, в ходе которой мне удалось выхватить у нее нож, а затем я несколько раз ударил ее этим ножом в область шеи, от чего она скончалась на месте. Тимохин в это время спал в комнате и ничего не видел и не слышал.

Поняв, что натворил, я испугался, убежал с места совершения преступления и скрывался от следствия и суда в течение более полугода, проживая у случайных знакомых в различных населенных пунктах Саратовской области. Жил на деньги, которые удавалось получить за работу, выполняемую по хозяйству — уборку двора и помещений для скота, вывоз мусора, мелкий ремонт по дому, починку бытовой техники и т.д. Вообщем — брался за всё. Думал, что со временем все забудется и я вновь обрету душевное спокойствие. Однако, несмотря на то, что время шло, чувство вины меня не отпускало и я все сильнее и сильнее чувствовал угрызения совести за то, что в тот злополучный день смалодушничал и убежал с места преступления».

В Саратов Дмитриев приехал только осенью 2009 года, узнав от общих знакомых об осуждении Тимохина. Как говорит убийца, раскаяться его побудило и то, что собутыльник не стал называть следствию его фамилию, а после бегства Дмитриева сам попытался избавиться от трупа и замести следы. Милиция же трактовала его действия соответственно своим мизантропическим представлениям о людских мотивах. Нехитрым испытанным путем, о который несложно себе представить, от Тимохина было получено признание, после чего альтернативные версии случившегося не рассматривались.

Один из оперативных сотрудников УВД по Октябрьскому района Саратова – некто Д. Булеков – обещал Тимохину, что в случае признательных показаний по разработанной им версии, он будет обвиняться в менее тяжком преступлении, за которое предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы. Поэтому Тимохин и построил свою защиту согласно указаниям, но дальнейшее расследование пошло по весьма странному пути. К примеру, следственный эксперимент проводился в кабинете следователя. Любопытно, что Булеков и Тимохин были неплохо знакомы до того, как встретились в камере для предварительно задержанных. До службы в милиции, Булеков работал в риэлтерской фирме Тимохина, поэтому между ними были так называемые «доверительные отношения». Которые и привели его на нары.

Как говорится в позднейшем решении Саратовского областного суда, 30 сентября 2009 года заместителем прокурора Октябрьского района Саратова по заявлению Владимира Дмитриева В.В. возбуждено производство по вновь открывшимся обстоятельствам. После проведенной проверки постановлением заместителя прокурора района от 13 мая 2010 года возбужденное производство было прекращено в связи с отсутствием оснований для возбуждения.

«Явку с повинной сначала долго не хотели принимать, затем в течение года волокитили проверку моего сообщения о преступлении, говорили, что я своей явкой с повинной ломаю им уже вступивший в законную силу и устоявшийся приговор, - пишет сильным мира сего Владимир Дмитриев. - Я понял, что установление истины должностных лиц указанных правоохранительных органов волнует меньше всего: убийство раскрыто, преступник осужден и отбывает наказание; чего еще нужно для чувства исполненного долга? Среди работников прокуратуры и Следственного комитета я слышал даже такие разговоры: если дело будет пересмотрено, то тогда придется наказывать лиц, допустивших судебную ошибку — следователя, расследовавшего дело, прокуроров утверждавших обвинительное заключение и поддерживавших государственное обвинение в суде и судью, постановившего обвинительный приговор. Моя правдивая версия была не нужна, поскольку не вписывалась в методично размеренный ритм правоохранительных органов и, кроме того, рушила всю их предыдущую работу. Поэтому, ко всем моим доводам отнеслись формально, считая, что я по какой-то причине занимаюсь самооговором».

По словам мужчины, в Следственном комитете его прямо обвиняли в том, что за «самооговор» ему кто-то заплатил. В ходе следственного эксперимента говорили, что он якобы не под тем углом держу нож, под которым нож входил в тело убитой, при том что он изначально утверждал что не помнит всех обстоятельств преступления, совершенного в пьяном состоянии. В качестве основного доказательства самооговора следствие принимает результаты исследования Дмитриева на полиграфе, якобы подтвердившего его невиновность.

Как известно, результаты исследования на детекторе лжи не могут считаться доказательством, имеющим юридическую силу.

«Все это время в колонии в Энгельсе сидит другой человек, осужденный за это преступление, - писал Владимир Дмитриев в одном из своих обращений в инстанции. - Меня мучает совесть, но всем наплевать и на меня, и на страдания Сергея Тимохина в колонии. Если я признаю, что я виновен, если раскаиваюсь и хочу понести наказание и очистить им другого человека, то почему мне в этом препятствуют?

Убедительно прошу Вас разобраться в этом деле. Находиться в этом состоянии тяжелее, чем нести само наказание…»

Источник: Общественное мнение - Общественно-политический и экономический журнал, г. Саратов
Важно. Рейтинг — 7
Поделиться с друзьями

4 комментария

М Марина М Марина
31 января 2016 в 19:44

Вот она - истина нашей судебной системы!
"если дело будет пересмотрено, то тогда придется наказывать лиц, допустивших судебную ошибку — следователя, расследовавшего дело, прокуроров утверждавших обвинительное заключение и поддерживавших государственное обвинение в суде и судью, постановившего обвинительный приговор. "
Вся цепочка боится оказаться там, куда с легкостью направляют тех, для кого им удается сложить "былину"...так сказать выдумать версию и последовательно провести ее по всем звеньям. Но как ни верти, попадают они и сами туда..."не рой яму другому.."

Шамарина Наталья Шамарина Наталья
4 февраля 2016 в 09:08

У меня похожая ситуация. В ходе судебных разбирательств мы полностью доказали, что событие, положенное в основу обвинения, происходило в другой день и в другое время и на тот момент никакого состава преступления не было. Тем не менее суд вынес обвинительное заключение и отправил моего сына на два года за решетку, потому что иначе получалась фальсификация данных - 303 ст. УК РФ и сажать должны были бы прокурора, подписавшего обвинительное заключение, и иже с ним. Жизнь простого человека ничего не стоит в нашей стране. Я писала везде, куда только можно, все мои обращения возвращались к этому же прокурору, и он мне отписывался.

Карпович Елена Карпович Елена
31 января 2016 в 10:29

Потом можно воспользоваться правом на реабилитацию с взысканием морального вреда . но тоже не факт , что удовлетворят : не любят у нас исправлять и признавать судебные ошибки !

Карпович Елена Карпович Елена
31 января 2016 в 09:02

Осужденному сложно доказать, что в его случае имело место нарушение прав человека в виде судебной ошибки . Глава 49 УПК РФ является декларативной , т.е. существует только на бумаге , а в действительности не работает ! Ни районная , ни областная , ни генеральная прокуратуры НИКОГДА не выносят постановления на пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам . Им нужно , чтобы человек сидел , а виновен он или нет прокурору безразлично . Прокуратура в России служит СТАТИСТИКЕ раскрываемости преступлений , а не закону !

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области