"Независимая газета" об антикоррупционных инициативах Gulagu.net

В тюремных лавках выбор небольшой – в том числе и по цене. Фото с сайта www.fsin.su

Правозащитники занялись работой интернет-магазинов и ларьков в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Цены там сейчас гораздо выше, чем в обычных магазинах, а ассортимент слишком скудный. Общественники выступают за кратное снижение наценок, а также за беспрепятственный допуск к торговле в тюрьмах и СИЗО российских предпринимателей.

Прямой доступ означает исключение посредничества федерального государственного унитарного предприятия (ФГУП). Предполагается, что 10% своей прибыли бизнес станет отдавать в пользу бюджета. Свои предложения уже на этой неделе общественники направят руководству ФСИН и в администрацию президента.

Как известно, заключенные предпочитают покупать продукты в тюремных магазинах через родственников. И последним это удобнее, чем делать передачи, потому что, во-первых, такие покупки не проверяются, а во-вторых, здесь можно покупать товар в любых количествах.

Кроме того, сидельцы имеют денежный счет, с которого могут сделать заказ в интернет-магазине – спустя несколько дней покупку доставят прямо в камеру. Однако цены там, как правило, выше, чем на воле. Например, буханка хлеба стоит в пределах 80 руб. Или банка растворимого кофе, которая в обычном магазине стоит 150 руб., за решеткой обойдется где-то в 270 руб. При этом цены на фрукты превышают средние даже по столице в 2–2,5 раза (к примеру, апельсины стоят 200 руб., лимоны – 320 за кг).

По мнению правозащитников, их инициатива позволит пополнить бюджет тюремного ведомства. Сегодня вся торговля в тюрьмах осуществляется через ФГУП, с чего сам ФСИН имеет копеечную прибыль – за последние два года, по расчетам активистов, она составила менее 15 млн руб. А если бы предприниматели действовали напрямую, эта сумма могла бы достигнуть 90 млн.

Правозащитники требуют запретить продажу заключенным и их родственникам товаров по завышенным ценам. А также провести мониторинг среди нынешних учреждений, занимающихся торговлей в колониях и СИЗО и инициировать там кратное снижение наценок. Установить минимальные тарифы и расценки для фирм-поставщиков.

Как утверждает эксперт «Комитета за гражданские права» Антон Дроздов, «к завышению цен и низкому уровню сервиса в местах заключения привела именно монополизация рынка продажи продуктов питания заключенным и отсутствие здоровой конкуренции».

Поэтому также предлагается «принять меры по устранению незаконной монополии ФГУПа на продажу продукции», тем самым обеспечив к ней доступ заинтересованным фирмам и компаниям. Предприниматели, по мнению авторов инициативы, должны заключать договора напрямую с территориальными управлениями ФСИН.

По словам основателя социальной сети gulagu.net Владимира Осечкина, в связи с экономическим кризисом в стране перед властями и руководством ФСИН возникла проблема дальнейшего содержания и обеспечения заключенных. Поэтому правозащитники ожидают использования новых схем махинаций и коррупции: «Уже сегодня на закупках мяса, картофеля, сахара и прочего из бюджета расхищаются миллиарды рублей. Ни одно тюремное ФГУП не может конкурировать с предпринимателями, и потому мы призываем директора ФСИН и руководителя президентской администрации исключить монополизацию рынка поставки продуктов питания заключенным, а также принять меры к пресечению необоснованного обогащения за счет родственников заключенных». Осечкин утверждает, что, согласно отчетам, в госбюджет от деятельности интернет-магазинов при семи столичных СИЗО за год поступило более 93 млн руб.: «Мы предлагаем ФСИН масштабировать этот опыт на территории всей страны, предоставить доступ предпринимателям к поставкам продуктов и открытию онлайн-магазинов при всех СИЗО и ИК. Причем с обязательным условием социальной ответственности и минимально возможной маржи».

По словам представительницы Общественной наблюдательной комиссии по Москве Елены Абдуллаевой, продукты питания и продаются по завышенным ценам, и по качеству оставляют желать лучшего. Попадаются и просроченные товары, говорит правозащитница, а срок доставки, по ее сведениям, может достигать трех недель. «Поэтому бывают случаи, когда заключенный уже отправлен в колонию, а заказанные продукты так и не пришли. На жалобы и обращения родственников никто не обращает внимания. Чиновники объясняют свое безразличие просто: дескать, в исправительном учреждении находятся убийцы и маньяки, чего их жалеть?» – пояснила эксперт.

Экс-прокурор по надзору за местами заключения, а теперь адвокат Александр Храпов, в свою очередь, сказал «НГ»: «В СИЗО находятся люди, чья вина еще не признана судом. Посещая своих подзащитных, я часто слышу жалобы на интернет-магазин тюремного ведомства, который завышает цены, безнаказанно нарушая антимонопольное законодательство». На днях, подчеркнул Храпов, ФАС внесла представление руководству ФСИН о необходимости устранения нарушений и создания условий для добросовестной конкуренции.

Также по просьбе правозащитников во ФСИН должны разработать минимальный перечень обязательных к наличию продуктов, цены на которые необходимо контролировать.

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 9
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Гува Любовь Гува Любовь
28 января 2016 в 12:09

А мы не можем теперь пользоваться интернет-магазинами, как раньше. Их ограничили строго по весу и количеству передач. Можно заказать только если положена очередная передача. Это ИК-26 Волгоград.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека