Йод: 15 тюремных фраз, которые позволяют понять Россию

Формальный запрет блатного жаргона в СИЗО, конечно же, не уберет из жизни русской тюрьмы «обиженных» и «дальняк», но новые поправки от Минюста позволят администрации тюрем еще больше давить на заключенных. Главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, пообщавшись с бывшими зэками, составил список расхожих за решеткой фраз, которые сами по себе демонстрируют, что проблемы российской пенитенциарной системы вовсе не в языке.

Фото: кадр из фильма «Беспредел», 1989 год

На прошлой неделе Министерство юстиции опубликовало поправки в приказ «Об утверждении правил внутреннего распорядка в следственных изоляторах», куда среди прочего добавился пункт о запрете на использование арестантами «нецензурных, угрожающих, оскорбительных или клеветнических выражений, жаргона». Многие СМИ подхватили новость о «запрете блатного жаргона» в местах лишения свободы. В действительности речь идет о формальном уравнивании арестантов СИЗО с осужденными, этапированными в исправительные колонии для отбывания наказания, где подобный официальный запрет уже давно существует. Существует, но, конечно, не работает на практике.

В стране с одним из самых высоких в мире показателей по числу заключенных на сто тысяч жителей, где по центральным телеканалам в прайм-тайм идут сериалы «Менты» и «Зона», а у каждого второго таксиста приемник настроен на частоту радио «Шансон», лексика из тюремной субкультуры проникла не только в речь самих надзирателей и полицейских. Этот же язык в обиходе и в армии, и в кабинетах чиновников, и даже в школьных коридорах. Если попытаться описать понятные любому российскому зэку фразы простым русским языком, то можно представить себе ад, в котором живут больше полумиллиона россиян. А вот так звучали бы обыденные для российских зэков фразы на языке, который собирается своими поправками в законодательство привить арестантам Минюст.

Сломи эту шерсть с хаты! — Заставь этого заключенного, который совершил несовместимый со статусом порядочного зэка поступок, попросить сотрудников администрации о переводе в другую камеру (с понижением социального статуса — прим. ред.).

Торпедировался на дальняке — Пошел в туалет (отверстие в полу, отгороженное от остальной камеры стенкой чуть выше метра — прим. ред.), чтобы спрятать запрещенный предмет в прямой кишке (как правило, речь о небольших объёмах наркотиков, запаянных с целофан — прим. ред.).

Есть ноги? — Есть ли у вас знакомый коррумпированный сотрудник СИЗО, готовый пронести запрещенный предмет за вознаграждение?

Мусора совсем лагерь перекрасили, и некому разморозить — Сотрудники ФСИН подчинили жизнь заключенных своей воле, и некому теперь организовать заключенных на отстаивание даже незначительных послаблений.

Подтяни на голос кого-нибудь из два-два-девять! — Попроси кого-нибудь из 229-ой камеры приблизится к вентиляционному отверстию для разговора (используется для общения с людьми из соседней или недалеко расположенной камеры — прим. ред.).

Больше за дубок с нами не садись! — За стол в камере одновременно с нами тебе садиться не положено (такое ограничение допускается только по отношению к представителям самой низшей касты тюремного мира — «обиженных», иначе говоря, заключенных, приравненных к статусу пассивных гомосексуалов, например, после изнасилования или символического обливания мочей — прим. ред.).

Блаткомитет проколол общак — Группа авторитетных заключенных растратила кассу взаимопомощи арестантов на приобретение наркотиков (один из тягчайших поступков внутри преступного мира, влекущий за собой, по меньшей мере, лишение виновных статуса порядочных арестантов — прим. ред.).

Баландером в хозбанду пойдет, чтобы в лагерь не ехать — Пойдет работать разносчиком пищи в малочисленную обслугу СИЗО из числа заключенных, чтобы не отправляться в исправительную колонию (как правило, такая возможность есть у заключенных, оказавших администрации учреждения серьезную услугу или заплативших за должность немалые деньги, однако эта привилегия также лишает неформального статуса порядочного заключенного — прим. ред.).

Полосатик быстро схавает этого первохода — Заключенный-рецидивист с опытом отбывания наказания в условиях особого режима (ранее во многих колониях особого режима заключенные носили полосатые робы — прим. ред.) быстро подловит впервые попавшего за решетку арестанта на нарушении запутанных норм тюремной субкультуры и начнет шантажировать сокамерника возможным понижением социального статуса в тюремной иерархии (сейчас Уголовно-исполнительный кодекс требует раздельного содержания впервые осужденных и рецидивистов, но в СИЗО, в отличие от колоний, это предписание очень часто нарушается — прим. ред.).

Барыгу затянули в котловую хату — Авторитетный заключенный, уполномоченный преступным миром следить за соблюдением правил тюремной субкультуры и сбором средств в «общак», добился перевода арестованного по обвинению в распространении наркотиков в свою камеру, где, в том числе, хранятся общие чай и сигареты (часто это заканчивается вымогательством крупных сумм денег — прим. ред.)

Пиши курсовую, не сухарись — Напиши записку с указанием имени, фамилии, статьи, по которой арестован, и номера камеры, в которой оказался, чтобы отправить ее по всем камерам СИЗО, не пытайся скрыть от кого-либо свое появление в изоляторе (правило призванное, в частности, выявлять заключенных, совершивших ранее поступок несовместимый со статусом порядочного арестанта, но пытающихся скрыть это от соседей по камере — прим. ред.)

В этом лагере в первый же день в карантин заходят козы и ломают и бродяг, и мужиков — В этом лагере в первый же день пребывания заключенных — еще до распределения по отрядам — лояльные администрации осужденные избивают и профессиональных преступников, и простых заключенных, запугивая их и требуя беспрекословно подчиняться воле сотрудников учреждения.

Из Иркутска? Суровая там у вас управа! — Региональное управление ФСИН в Иркутске известно жестокостью своих порядков.

Лепила сказал, чтобы сами ему зуб фанычем выбили — Врач СИЗО предложил заключенным самим выбить сокамернику зуб с помощью металлической кружки (популярный способ избавится от зубной боли в отсутствии стоматологической помощи — прим. ред.)

Турбовичевого нагнали по актировке — Заключенного больного открытой формой туберкулеза и СПИД освободили по состоянию здоровья (на практике с тяжелобольными осужденными такое происходит, когда люди находятся уже при смерти, и администрация идет на этот шаг, чтобы не оформлять смерть на территории учреждения — прим. ред.)

Источник: Йод
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

2 комментария

Михаил Круг.Песня в свободном доступе.начиная с милицейской волны и заканчивая шансоном....
Что ж ты, фраер, сдал назад. Не по масти я тебе.
Ты смотри в мои глаза, брось трепаться о судьбе.

Ведь с тобой, мой мусорок - я попутала рамсы.
Завязала узелок, как тугие две косы.
На свободе можно слушать?В заключении нельзя..Где равные права которые нам гарантирует Конституция?
Бред!Бред!Бред!

Каким образом будут определять -жаргон это или нет?Кто будет определять?Для этого надо хотя бы найти ученых мужей .которые должны четко определить.что есть жаргон.?Что жаргонного в предложении;Из Иркутска?Суровые там у вас управы.????Любой человек легко опровергнет наличие жаргона.Из Иркутска?Обычный вопрос?Суровые?Обычное прилагательное?У вас?Управы -это разговорное название любой управы..хозяйственной..жкх..Есть ноги?У кого нет ног?Конечно придираться будут к любому слову.Но надо подавать в суд.Пока нет определения жаргона..не должно быть и наказания.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека