Права ОНК

Статс-секретарь ФПА РФ – заместитель президента ФПА РФ по взаимодействию с государственными органами Константин Добрынин считает, что предложенные ФСИН изменения в Уголовно-исполнительный кодекс РФ о регламентации видеофиксации правозащитниками нарушений прав заключенных противоречат положениям уголовно-исполнительного законодательства РФ и имеют невысокие шансы на принятие Государственной Думой ФС РФ.

Ранее первый заместитель директора ФСИН Анатолий Рудый сообщал, что ФСИН требует регламентировать порядок видеофиксации нарушений прав заключенных членами общественных наблюдательных комиссий, а также утвердить перечень вопросов, которые правозащитники могут задавать заключенным.

«Основная ошибка уважаемых коллег из ФСИН заключается в том, что они смотрят на членов ОНК, правозащитников в юридический прицел, а это самое последнее, что нужно делать, – считает Константин Добрынин, – члены ОНК выполняют общественный долг, это их работа. С точки зрения конституционной защиты прав граждан они совместно с сотрудниками пенитенциарной системы решают одну и ту же задачу – участвуют в исправлении осужденных в формах и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации. Но одни – с точки зрения непосредственного обеспечения достижения целей института наказания, а другие – с точки зрения соблюдения прав и свобод граждан в каждом конкретном случае».

Шансы на принятие предлагаемых поправок невелики, отмечает статс-секретарь ФПА: «Обсуждаемые изменения нарушают сами принципы уголовно-исполнительного законодательства РФ, установленные в ст. 8 УИК, и не соответствуют его целям и задачам. А основной целью, как известно, является исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами, даже если эти лица, увы, сами сотрудники ФСИН. Тем более, благодаря в том числе СМИ, мы знаем, что сейчас таких случаев достаточно».

В связи с этим внешний общественный контроль за местами лишения свободы необходимо не только сохранить, но и усилить, уверен Константин Добрынин: «Я имею в виду в первую очередь оперативный доступ к осужденным в случае наличия информации о нарушении их прав, свобод и законных интересов, о чем прямо говорит ст. 1 Уголовно-исполнительного кодекса. Предложенные же коллегами из ФСИН поправки его существенно снижают, что недопустимо, ведь в том, что касается защиты прав и свобод граждан, мелочей быть не может и всегда надо помнить, что ослабленное уголовно-исполнительное законодательство работает против каждого гражданина России, не важно, кто ты сегодня: депутат, обычный гражданин или сотрудник ФСИН. Кстати, обнадеживает, что после в том числе и нашей критики профильный Комитет Госдумы уже некоторые абсурдные поправки к законопроекту не поддержал».

Источник: Федеральная палата адвокатов РФ
Важно. Рейтинг — 8
Поделиться с друзьями

3 комментария

меня здесь больше нет меня здесь больше нет
22 января 2016 в 20:33

слушайте, в наших кодексах много чего написано, как и на заборах, И ЧЕГО? произвол и беззаконие цветёт махровым цветом повсеместно!

и ФСИН это устраивает вполне. Зачем что-то менять в такой отлично налаженной безотказной системе? вы посмотрите на вертухаев всех чинов - они ж лоснятся все как один:)))

Груднева Светлана Груднева Светлана
22 января 2016 в 16:28

Работа правозащитников очень важна. Полностью поддерживаю точку зрения К. Добрынина

Пантелеев Борис Еремеевич Пантелеев Борис Еремеевич
22 января 2016 в 15:12

Очень правильно и точно!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека