В колониях хотят включить веб-камеры

Изолированные комнаты в колониях сегодня есть, но туда попадают нарушители. Фото Александра Доникова/PhotoXPress.ru

В СИЗО и колониях могут появиться специально отведенные места для тех заключенных, жизни которых может угрожать опасность. По информации «НГ», такие места постоянно должны будут контролировать прокуратура и правозащитные структуры. Таким образом, предполагается создать защиту от давления на тех, кто жалуется на условия своего содержания и действия сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

Как говорят правозащитники, именно такие сидельцы чаще всего и оказываются в зоне риска. В отношении них нередко разворачивается травля, которая приводит и к трагическим последствиям. Группа правозащитников предлагает обсудить в Совете по правам человека (СПЧ) соответствующие поправки в Уголовно-исполнительный кодекс (УИК), а затем передать их в администрацию президента.

Заключенных, написавших заявление об опасении за свою жизнь, будут помещать в «безопасные места». «Обязательно, чтобы в них велась видеотрансляция для представителей Общественных наблюдательных комиссий (ОНК), уполномоченных по правам человека и региональных прокуроров. И все эти три инстанции в обязательном порядке посещали бы эти места», – настаивают правозащитники.

Как выяснила «НГ», в принципе подобные помещения существуют и сегодня. Однако правозащитники уверяют, что это существование фиктивное, поскольку нынешние «места безопасности» контролируются единолично сотрудниками ФСИН, общественников туда вообще не допускают. «Это либо отдельные комнаты, либо штрафные изоляторы (ШИЗО), но, как правило, сегодня там сидят люди, проигравшие своим сокамерникам в карты», – сказал «НГ» один из авторов поправок, основатель соцсети gulagu.net Владимир Осечкин. Обращения же тех зэков, кто действительно нуждается в защите, в основном игнорируются.

По его словам, ситуация только усугубилась после появления в Госдуме законопроекта о применении силы к заключенным: «Тюремщики ощутили полную безнаказанность». Почти ежедневно, подчеркивает Осечкин, ОНК фиксируют случаи насильственных смертей. Жертвами становятся в основном те, кто выражал свое недовольство работой системы: «При этом в уголовно-исправительных учреждениях реально нет по-настоящему безопасных мест для заключенных, опасность для жизни которых исходит в первую очередь от недобросовестных сотрудников ФСИН».

В качестве примера этому Осечкин привел недавнее происшествие в Челябинской колонии № 2, где «сотрудники учреждения забили осужденного, помещенного в следственный изолятор, а затем повесили труп в надежде скрыть свою причастность и уйти от ответственности».

«Если появится возможность в режиме онлайн наблюдать за состоянием заявителя, ни один сотрудник ФСИН не сможет обидеть заключенного, так как его поступок сразу станет достоянием общественности», – пояснил «НГ» член ОНК Московской области Алексей Павлюченков.

По словам правозащитника Антона Дроздова, не так давно руководство ФСИН распорядилось фиксировать на видео проведение обысков с участием спецназа и случаи применения насилия к заключенным. Однако ситуацию это сильно не улучшило, отмечает эксперт: «Теперь недобросовестные сотрудники просто выключают видеорегистратор или умышленно выводят его из строя». Если же трансляция будет вестись в прямом режиме, а доступ к ней помимо силовиков будут иметь в том числе и правозащитники, то тюремщикам уже сложно будет уйти от ответственности.

Экс-прокурор по надзору за столичными СИЗО Александр Храпов рассказал «НГ»: «Если заключенные подают жалобы в Европейский суд или в наш, пытаясь обжаловать условия содержания, то они становятся объектом для репрессий со стороны администрации. Им могут организовать поселение в камеру с негласными агентами или инсценировать драку с сокамерниками». Внесистемный контроль и надзор со стороны правозащитников и прокуроров, по его мнению, – это единственный способ защиты для человека в данной ситуации, ведь «на открытый конфликт с ними тюремщики вряд ли пойдут».

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 16
Поделиться с друзьями

5 комментариев

Карпович Елена Карпович Елена
15 апреля 2016 в 17:20

И судьи , и следователи , и прокуроры - все работают халтурно, халатно , их цель не найти ИСТИНУ , а закрыть любой ценой уголовное дело . Они и есть настоящие серийные ПРЕСТУПНИКИ ! .

Елена Горте Елена Горте
15 апреля 2016 в 16:42

ПРОКУРАТУРА БУДЕТ ОТСЛЕЖИВАТЬ ? И ЛЮДИ В ЭТО ВЕРЯТ ??? Прокуратура это орган, по отпискам на жалобы, кормящаяся за счет народа, который не рассматривая доказательства фальсификации и фабрикации дела следователями, направляет все на рассмотрение в те же органы, руководство которых, прикрывает преступления сотрудников.

По этой теме есть еще один момент, который необходимо обозначить.
Исходя из УИК РФ и ПВР ИУ, если в колонии нет специально предназначенных под безопасное место помещений ( а их, как правило, нет и когда появятся неизвестно ), администрация колонии имеет право в качестве безопасного места использовать камеры ШИЗО-ПКТ, но на срок не превышающий 90 суток и без применения ограничений, предусмотренных режимом для содержащихся в них нарушителей, то есть запрет на курение, чай, просмотр телепередач, хранение в камере полученных в посылках-передачах продуктов питания, использование электроприборов (кипятильников) и так далее ( гл. 25 ПВР ИУ ).
Добиться от администрации колонии перевода в безопасное место очень сложно, так как это очень неудобное для нее обстоятельство, поэтому, в случаи достижения осужденным такой цели, администрация всячески стремится создать такому осужденному "уют" и делает это именно указанным выше способом, то есть распространением на безопасное место режима содержания в ПКТ или ШИЗО ( например, нет электророзеток, а в установке отказывают ). При этом срок содержания намного превышает 90 суток ( по 6, по 12, и более месяцев).
Такие способы давления на осужденных, содержащихся в безопасном месте в камерах ШИЗО-ПКТ, оказывались в ФКУ ИК-15 ГУФСИН России по Ростовской области, начальником колонии А.П. Никифоровым, когда я отбывал наказание в этой колонии.
Вот и получается, что человек, находящийся в безопасном месте в помещениях камер ШИЗО-ПКТ, содержится не в безопасном месте, а в ШИЗО-ПКТ, как обыкновенный нарушитель режима содержания. Фактически это является незаконным наложением взыскания, а не переводом в безопасное место. Поэтому, пока в колониях нет специально предназначенных под безопасное место помещений и этот вопрос находится в процессе решения, необходимо поставить на контроль данную проблему, чтобы лишить недобросовестных сотрудников УИС возможности оказывать давление на осужденных, добивающихся законности в УИС и в этой связи оказавшихся в безопасном месте.

Пантелеев Борис Еремеевич Пантелеев Борис Еремеевич
18 января 2016 в 13:09

Тут, думаю, надо продумать не только установку видеокамер ВЕЗДЕ, в самом последнем закутке. Знаем мы эти вертухайские ухватки - отведут в какую-нить каморку, где видео не установлено и мутузят почем зря.
Но и продумать контроль за теми местами, где видеонаблюдение устанавливать нельзя - баня, душевые и туалеты...

Это правильно! Но когда это будет воплощено в жизнь? За это время будет еще не одна смерть!
Я считаю, что в СИЗО и ИК - во всех помещениях должны быть видеокамеры и создан архив данных файлов, хотя бы на 3 месяца. Ведь сотрудники применяя к осужденным пытки и избиения делают это в помещениях, где нет видеонаблюдения. А что творят эти "сотрудники" при приеме этапов? Это же просто уму не постижимо! Если бы было видеонаблюдение во всех помещениях СИЗО и ИК, то и нарушений ПВР резко поубавилось! Но ФСИН это не выгодно, я думаю, что они будут тянуть принятия этих поправок!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

На сколько важно правозащитникам, в том числе членам ОНК публиковать результаты своих проверок и расследований?

Правозащитники, в том числе члены ОНК, должны иметь право во время проверок иметь диктофоны, фото и видео. Пока это не является всеобщей практикой. Надо искать, вырабатывать формы отчета о проведенных проверках (плановых, внеплановых, по имеющимся сигналам).  Как практик, знаю, насколько объемным может получится материал. И проблема не только отразить все существенное в нем, но и потом переработать и осмыслить, превратить  в дальнейшем в отчеты, рекомендации или обращения. Так, разработку подобной "методички" Вы могли бы осуществить и предложить Общественной Палате РФ и ОНК. Зная Ваши организационные и экспертные возможности, могу предположить, что у авторитетного медиапортала ОНК.РФ и экспертов это получится быстро и эффективно. Публиковать отчет необходимо параллельно итогам проведённых проверок СК и прокуратуры, как минимум.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами