Правозащитникам пообещали смягчить закон об общественном контроле

Минюст России признал, что силовики «приложили руку» к созданию законопроекта об общественном контроле, который вызвал бурю негодования у правозащитников. Документ практически сводит к нулю права членов ОНК во время проверок отделов полиции, СИЗО и тюрем. Представитель ведомства на заседании комитета ГосДумы по безопасности и противодействию коррупции в ответ на прямой вопрос депутата Александра Хинштейна сказал, что Минюст согласен убрать самые спорные положения из документа. Законопроект будет переработан! О победе говорить пока рано, но появился реальный шанс, что институт общественного контроля силовики не уничтожат. Подробности выяснил «МК».

Напомним, что законопроект внесло в Госдуму в конце прошлого года Правительство РФ. Текст документа шокировал многих правозащитников. Отрицательное заключение вынес СПЧ, где заявил, что многие положения дискредитирующими общественный контроль. И вот первое заседание в ГД, посвященное этой теме. За правозащитников бился, что есть силы, зам.председателя комитета ГД Александр Хинштейн. Он сразу предложил убрать из документа как минимум три новации.

- Законопроект запрещает входить в ОНК тем, кто имеет судимых родственников, - сказал депутат. - Такого запрета нет даже для работников правоохранительных органов. Это же абсурд! Другое положение запрещает членам ОНК вести беседы на «посторонние» темы, не связанные с условием содержания (члены ОНК не смогут спросить у заключенного даже сколько ему лет, откуда у него шрам на руке, какое у него настроение и т. д. - прим Е.М.). Беседа превратится в чисто процессуальный разговор. Авторы документа как будто бы забыли, для чего вообще создавался институт общественного контроля. Фактически он подрывает его!

Кстати, депутаты заступились за журналистов, входящих в ОНК. Они заявили, что по факту ни один из «работников пера», посещавших тюрьмы, не нарушил закон, а наоборот, репортеры-правозащитники помогли сотням и тысячам.

Хинштейн высказался против того, чтобы кандидатуры в члены ОНК проходили отбор в региональной Общественной палате. По мнению депутата, это создаст дополнительный, не нужный фильтр.

- Очень часто ОП региона ничего не знает и знать не желает об ОНК, - поясняет правозащитник Андрей Бабушкин. - Известны случаи, когда у ОНК и Общественной Палаты региона разные позиции о том, кто должен быть в ОНК и на кого ОНК должно работать – на общество или на добрую репутацию области. Бывают и вовсе странные истории: руководитель общественной палаты Вологодской области, получив мандаты для вручения членам ОНК, зачем-то передал их начальнику УФСИН, а тот организовал избрание руководства ОНК.

- Ни одно из этих трех положений, против которых вы выступаете, не наша разработка, - признался заместитель главы Минюста Юрий Любимов. - Ни на одной из этих трех поправок в итоге мы не настаиваем.

- Скажите прямо: вы согласитесь их убрать? - припер его к стенке вопросом Хинштейн.

-Ну это же не от нас одних зависит...

-Но конкретно Минюст не будет против их исключить?

-Да.

Заключение комитета ГД - внести изменения в законопроект - было единогласно одобрено и подписано председателем Ириной Яровой. «Переработкой» документа займется в числе прочих депутат Хинштейн. В итоге на рассмотрение в первом чтении документ будет выглядеть совсем по другому. По крайней мере на это надеются члены ОНК всех регионов - от Москвы до Чукотки.

Источник: MK.RU
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я считаю, что тема общественного контроля – это одно из основных направлений общественно-государственного партнерства, развитию которого в нашей стране я посвятил ни один год своей жизни. Являясь членом Общественной палаты Российской Федерации, я постоянно получаю с мест жалобы граждан на нарушения и ущемление их конституционных прав, незаконные действия, совершаемые по отношению к ним и т.д. Большой поток писем идет в мой адрес от осужденных, отбывающих наказание в учреждениях ФСИН.

Никогда не следует забывать, что основная задача государства и общества в отношении осужденных – это их перевоспитание. В этом заключается главный смысл отечественной пенитенциарной системы. Одновременно надо помнить, что люди, отбывающие наказание, решением суда ограничены в свободе, однако никому не дано право издеваться над ними, обрекать их на потерю здоровья, вымогать у них деньги, унижать и избивать их. И если мы хотим вернуть государству и обществу полноценных граждан, такое отношение к оступившимся людям недопустимо. Ещё Пушкин говорил о «милости к падшим». С беззаконием и любыми другими нарушениями в местах отбывания наказания, с халатным исполнением должностных обязанностей сотрудниками пенитенциарных учреждений, а порой и откровенно преступным их поведением мы должны и будем бороться. Смысл работы общественного контроля в системе ФСИН я вижу как раз в этой борьбе.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами