ИК-2 Челябинска. Справка о посещении группой независимых наблюдателей под руководством Н. Щура

На снимке — оборудование для обысков.

Группа независимых наблюдателей ОНК Челябинской области в составе Дины Латыповой, Николай Щура и Татьяны Щур предлагает Справку о посещении ИК-2 г. Челябинска. (Аварийное состояние отряда СУС, обыски с абсолютным нарушением закона, тотальное изъятие личных вещей, угрозы, опасение за здоровье и жизнь, наглое поведение сотрудников по отношению к членам ОНК). И возвращение на руководящую должность,  Евгения Зяхора – одиозного персонажа из эпопеи о Копейских событиях 2012года, когда от заключенных поступали массовые жалобы и свидетельства о пытках, избиениях и угрозах с его стороны.

Справка

о проверке соблюдения прав граждан, находящихся в принудительном заключении в

ФКУ ИК-2 г.Челябинска (ГУФСИН России по Челябинской области)

 Дата проведения проверки: 2 ноября  2015г.

Члены ОНК Латыпова Д.А., Щур Н.А., Щур Т.М. провели инспектирование учреждения с целью проверки жалоб осуждённых и их родственников на нарушение прав осуждённых в учреждении.

Адрес учреждения: г. Челябинскк, ул. Монтажников, 7А

Руководитель учреждения: полковник внутренней службы Каримов Рустам Амрилоевич

Лимит  учреждения 1.366 человек, фактически 1.159

РЕЗУЛЬТАТЫ ИНСПЕКТИРОВАНИЯ

Посещены следующие места:

Жилая зона (отряд 13) отряд СУС, ШИЗО, ПКТ.

Проведены встречи с несколькими десятками осуждённых

 Около недели  тому назад членам ОНК поступили жалобы на условия содержания осуждённых в ИК-2. В жалобах,  в частности, отмечалось, что 16 октября с.г. в отряде 13 был проведён обыск, после которого несколько десятков  осуждённых из этого отряда были водворены в штрафной изолятор (для многих плавно перетекший в ПКТ), отряд, как таковой,  в прежнем составе перестал существовать и практически все осуждённые этого отряда после обыска не досчитались своих личных вещей: одежды, обуви, гигиенических принадлежностей и т.д.

Что выяснилось при инспектировании колонии:

1.Обыск в отряде 13 действительно был. Личные вещи десятков осуждённых на самом деле исчезли после обыска: к отряду был подогнан грузовик КАМАЗ и в него были сгружены личные вещи осуждённых, изъятые во время обыска, а также прикроватные тумбочки. КАМАЗ вывез всё это из колонии и убыл в неизвестном для осуждённых направлении. Не опровергает этот факт и администрация учреждения, давая при этом объяснение, что обыск был обычным – обыски в колонии проходят, считай, ежедневно – и к тому же происходила смена мебели в отряде.

Интересно при этом следующее: обысковые мероприятия (выражаясь языком тюремщиков) проходили следующим образом: все осуждённые были выведены из помещения (и дневальные), в помещении во время обыска находились только сотрудники ГУФСИН.

Никаких описей изымаемых вещей не составлялось – что и у кого конкретно изымалось не фиксировалось. А это бы нужно было делать хотя бы потому, чтобы иметь объективные основания для вынесения наказания конкретным осуждённым, у кого бы в вещах обнаружились запрещённые предметы. Сделано этого не было. Таким образом, изъятие личных вещей у осуждённых можно квалифицировать как обычное хищение чужого имущества.

Содержимое прикроватных тумбочек просто вываливалось в общую кучу в проход между кроватями и таким образом было приведено в состояние, исключающее его дальнейшее применение. Этими действиями сотрудников, проводивших обыск, осуждённым был причинён материальный вред. Учитывая положение, в котором находятся осуждённые, ущерб для них является значительным, а для многих и невосполнимым.

2. В ШИЗО после обыска отправили всех тех осуждённых, которые проявили недовольство произошедшим и заявили претензии на компенсацию причинённого ущерба.

3. Существуют два объяснения произошедшего.

     3.1. Объяснение сотрудников:

В отряд 13 были собраны все смутьяны колонии, и отряд был поселён в ближайшее к дежурной части общежитие. Отряд стал выходить из повиновения администрации колонии: перестали заправлять постели, как положено; перестали выходить на зарядку. Побывавший в колонии генерал раз сделал замечание, второй,  руководству колонии. Наконец, терпение его лопнуло (отряд отказался выходить на поверку!): жёсткий обыск, отряд раскидали по колонии, были сняты замполит колонии и начальник отряда. Короче, навел генерал порядок, как и должно быть.

       3.2. Объяснение осуждённых:

Когда отряд посещал генерал, осуждённые пожаловались ему, что с их лицевых счетов стали исчезать большие суммы денег – тысячи, которые присылали им родственники (в колонии таких денег не заработаешь). Генерал выслушал и… грянул вот этот обыск: показал начальник, кто здесь право имеет, а кто тварь дрожащая.

Возникает вопрос: кому верить?

Верить, представляется, надо обеим сторонам: и осуждённые распустились (администрация позволила им распуститься), и сотрудники, привычным им способом, показали, кто в доме хозяин. Однако комиссия отмечает, что осужденные имеют основания опасаться провокаций со стороны сотрудников учреждения, так как даже по отношению к членам ОНК во время инспектирования поведение сотрудников, сопровождающих комиссию, было провоцирующим (капитан вн. службы Ломаев допускал некорректные высказывания и действия), а еще два сотрудника (капитан и подполковник) отказались назвать себя для внесения в Акт. Комиссия полагает, что такое недопустимое поведение вероятно и по отношению к заключенным.

Выводы комиссии

Проблемы ИК-2 известны давно и проблемы эти точно такие же, как и в других учреждениях Челябинского ГУФСИН: отсутствие занятости основной массы осуждённых, невозможность сотрудникам управлять спецконтингентом законным образом, чуть ли ни тотальная коррумпированость персонала.

Причина всех проблем, по нашему мнению – крайне низкая квалификация (граничащая с профессиональной непригодностью) как сотрудников учреждений, так и руководства Управления.

Вторая причина – отсутствие контроля за ГУФСИН со стороны прокуратуры Челябинской области и областного Следственного комитета: деятельность этих структур носит декоративный и показной характер, о чём ярко свидетельствуют итоги работы этих структур по событиям в ИК-6 в 2012-ом году: до сих пор не предъявлены обвинения сотрудникам ФСИН, заявлений о преступлениях которых в эти органы подано несколько тысяч (!) и имеются сотни объективных свидетельств этих преступлений. Но такие одиозные личности, как Зяхор Е.П., продолжают занимать руководящие должности, и, судя, по многочисленным жалобам осужденных, делают это точно так же, как и в ИК-6 Копейска.

Что касается конкретных жалоб осуждённых из  ИК-2 на пропажу большого количества  личных вещей, то комиссия считает, что эти жалобы должны быть всесторонне и объективно исследованы Следственным комитетом и прокуратурой для принятия процессуального решения о необходимости возбуждения уголовного дела по факту хищения чужого имущества.

Комиссия считает недопустимым проведение обысковых мероприятий в отсутствие осужденных, изъятие их личных вещей без соответствующих актов.

Комиссия выражает тревогу за здоровье и условия отбывания наказания осужденных, которые общались с членами ОНК. Члены ОНК предполагают, что осужденные, общавшиеся с членами ОНК, будут подвергнуты репрессиям со стороны администрации и возможно этапированы в другие учреждения, в том числе и за пределы Челябинской области.

Конкретные замечания, появившиеся во время инспектирования, в том числе и на условия содержания в отряде СУС (аварийное состояние помещения, вырванные дверцы у прикроватных тумбочек и изъятие этих тумбочек из спального помещения) указаны в Акте комиссии, копия которого, как обычно, передана руководству колонии и представителю Управления ФСИН.                                        

Члены ОНК:
Латыпова Д.А.

Щур Н.А.
Щур Т.М.

Источник: Правозащитники Урала
Важно. Рейтинг — 8
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Да...все действия сотрудников ИК при проведении обысков направлены на унижение бесправных заключенных. А чем же лучше те, кто их вот так проводит? Опускаются до хищения господа представители правоохранительных органов. О совести и чести уже говорить не приходится. Откуда ей взяться. Ведь любые свои действия они считают возможными. А кто не согласен - избить и в ШИЗО.
Молодцы члены ОНК. Стараются очень объективно проанализировать возникшую ситуацию. Проблема в том, что ФСИН никак не реагирует на такие акты.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

На сколько важно правозащитникам, в том числе членам ОНК публиковать результаты своих проверок и расследований?

Правозащитники, в том числе члены ОНК, должны иметь право во время проверок иметь диктофоны, фото и видео. Пока это не является всеобщей практикой. Надо искать, вырабатывать формы отчета о проведенных проверках (плановых, внеплановых, по имеющимся сигналам).  Как практик, знаю, насколько объемным может получится материал. И проблема не только отразить все существенное в нем, но и потом переработать и осмыслить, превратить  в дальнейшем в отчеты, рекомендации или обращения. Так, разработку подобной "методички" Вы могли бы осуществить и предложить Общественной Палате РФ и ОНК. Зная Ваши организационные и экспертные возможности, могу предположить, что у авторитетного медиапортала ОНК.РФ и экспертов это получится быстро и эффективно. Публиковать отчет необходимо параллельно итогам проведённых проверок СК и прокуратуры, как минимум.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами