Пора готовиться к репрессиям

На днях в прессе рядом прошли две новости, имеющие прямое отношение к деловому климату и будущему предпринимателей в России. Первая — «Чайка-гейт» и дебаты вокруг фильма-расследования ФБК о коррупции в прокуратуре, массовой фабрикации «заказных» уголовных дел в отношении бизнесменов с последующим отъёмом активов и о махинациях с астрономическими суммами, бенефициарами которых стали члены семьи главного прокурора страны. Вторая — печальный отчёт бизнес-омбудсмена Бориса Титова, согласно которому за последние три года после попытки реформирования Уголовного Кодекса число предпринимателей, оказавшихся за решёткой по обвинению в «резиновой» 159-ой статье (основное «мошенничество» и его разновидности) выросло в 2 раза. К слову, при обсуждении в Думе осенью 2012 года шести дополнений к статье «Мошенничество», якобы призванных сократить число «заказных дел» и арестов предпринимателей, я с трибуны на Охотном ряду под стенограмму предупреждал парламентариев о подобном развитии событий. Но депутаты тогда доверились статс-секретарю МВД и заместителю председателя Верховного Суда, которые вместе отстаивали данные изменения, обещая существенное улучшение положения предпринимателей в уголовном процессе.

Ко мне часто обращаются родственники предпринимателей, оказавшихся в тюрьме из-за конфликта с партнёрами или рейдерской атаки. Люди не понимают, почему слова президента, из года в год декларирующего в своих посланиях Федеральному Собранию необходимость улучшения инвестиционного климата и помощи малому и среднему бизнесу, так разнятся с суровыми цифрами о посадках. Ответ лежит на поверхности — в России нет независимого от силового блока и административного ресурса суда. И дело даже не в повсеместном «телефонном праве» и уже вошедшей в порочную практику процедуре предварительного согласования с вышестоящей инстанцией выносимого судом решения. Всё дело в феномене силового мышления у российских судей, которое было заложено в «лихие» 90-е, когда речь шла не столько о правосудии, сколько о выживании страны и тотальной борьбе с организованной преступностью. Именно тогда государство буквально «усилило» судейский корпус бывшими следователями и прокурорами, которые на раз-два выносили суровые приговоры и отправляли за решётку людей на долгие годы за малейшую причастность к преступному миру. В «нулевых» как таковых ОПГ уже не осталось: либо бандиты сидели, либо — успели найти общий язык с местной властью и легализоваться. Однако репрессивный маховик останавливать никто не спешил и в «расход» пошли тысячи фирм и предприятий, коллективы которых следственно-судебная система начала рассматривать как преступные группы, а генеральных директоров и акционеров — как главарей банд. И конвейер этот перемалывает предпринимателей по сей день.

Владимир Путин неоднократно с высоких трибун призывал прекратить практику «заказных дел», признавая таковые как реальность. Все, начиная от главы государства, знают что в России за решёткой находятся многие невиновные люди, чьи активы стали объектом преступного посягательства и чья несвобода лишь облегчила настоящим преступникам их отъём. Но при этом мы не знаем ни одного громкого дела, связанного с логичным освобождением невиновного и последующим арестом коррумпированных следователя и прокурора. Потому что такое в сложившейся системе просто невозможно. Не так давно член Общественной Палаты РФ Анатолий Кучерена посещал один из районных судов Подмосковья, и на вопрос прокурорам «Как Вам тут работается с судьями?» те искренне отвечали что всё прекрасно, что работается очень дружно и без конфликтов. И так по всей стране. Нет никакого конфликта между судьями и прокурорами, за последнее десятилетие образован единый репрессивный механизм, который в первую очередь защищает себя и свои «винтики», а не законные права и интересы классово чуждых им предпринимателей. Это, увы, подтверждает и официальная статистика — несмотря на номинальный запрет арестовывать бизнесменов, обвиняемых по «экономическим» статьям, ходатайства об избрании для предпринимателей такой меры пресечения удовлетворяются в 96% случаев, а о продлении меры пресечения — в 98% случаев. По одному очевидно заказному уголовному делу мне удалось отследить как лицо, на стадии следствия курировавшее процесс в качестве заместителя прокурора области, в последующем было назначено на должность заместителя председателя областного суда того же региона, обеспечив вступление в силу без изменений обвинительный приговор первой инстанции. И такая практика не единична.

Судьи в России тесно связаны с силовым блоком. Сам процесс назначения на должность федерального судьи сопряжён для соискателя со сбором целого пакета документов и справок, которые кандидат в судьи получает у местного прокурора, в УВД и региональном УФСБ, и на этом этапе отсеиваются все, кто так или иначе не устраивает силовиков. Потому как правило судьями становятся две основные категории. Первая — секретари судов с опытом работы не менее 5 лет, за которые местные оперативники, следователи и прокуроры уже наработали с будущим судьёй «доверительные отношения». На каждом секретаре суда лежит колоссальная нагрузка, ежедневно оформляются десятки протоколов судебных заседаний, в которые зачастую позже «вносятся коррективы» — то есть попросту они фальсифицируются, что уже само по себе является источником сбора компромата на будущего судью. Вторая категория — непосредственно выходцы из правоохранительных органов и прокуратуры, за годы службы у которых сформировано репрессивное мышление с ярко-выраженным обвинительным уклоном. Кстати, тот же Юрий Чайка, главный герой недавнего скандала, несколько лет назад сдавал соответствующий экзамен и многие прочили его переход на работу в Верховный Суд на должность первого заместителя председателя с последующим логичным повышением. Про браки высокопоставленных прокуроров и генералов ФСБ с председателями региональных судов уже немало написано, и хотя после огласки данных фактов прокатилась волна формальных разводов, на самом деле мы до сих пор фиксируем немало тесных внеслужебных связей между судьями и силовиками. Всё это говорит о том, что налицо наличие единой следственно-судебной корпорации со своими устоями, правилами и интересами, в которые очевидно не входит защита прав предпринимателей и реальное улучшения делового климата в России.

Эта корпорация смогла за годы попыток либерализации страны полностью блокировать все значимые реформы. Вопреки одному из знаковых «майских указов» Путина об оснащении web-камерами всех судебных залов и он-лайн трансляции заседаний это начинание не реализовано до сих пор, и по сути обществу «закрыты глаза» на одну из самых главных бед судов — порочную практику фальсификации протоколов судебных заседаний, которой теперь не видно конца. Нейтрализован и общественный контроль за судом, ведь по закону квалификационные коллегии судей — орган, имеющий полномочия прекращать полномочия судьи — должны состоять на треть из представителей общественности, но ни в одном из регионов страны, не говоря уже про Высшую квалификационную коллегию судей, нет известных журналистов, правозащитников или общественных деятелей, силовой блок и руководство суда не допускают саму мысль, что завтра гражданское общество сможет влиять на кадровую политику или хуже того — предаст огласке в СМИ содержание жалоб и факты коррупционных правонарушений самими судьями, о которых в квалификационные коллегии не пишет только ленивый. Точно также, несмотря на процессуальный запрет, судьи продолжают штамповать по сути «трафаретные» решения о взятии под стражу и продлении ареста предпринимателя, игнорируя положительную информацию о его личности и наполняя судебное решение типовыми формулировками «может оказать давление» и т.п. Призванные защищать наши Конституционные права и наделённые колоссальными полномочиями, судьи и силовики не просто стали полностью независимыми от общества и неподконтрольными ему, но продолжают шаг за шагом мерное наступление на наши гражданские права. Последняя знаковая новация — инициатива председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева, который предложил ограничить Конституционное права на судебную защиту и сократить перечень действий прокуроров и следователей, которые гражданин сможет обжаловать в порядке статьи 125 УПК — в тренде «закручивания гаек» силовым блоком, и поддержка этого главным судьёй страны — сигнал для всех. Надежда на либерализацию и гуманизацию суда в России окончательно исчезла, в Думе уже принят закон об ограничении решений Европейского Суда, на подходе другие опасные законы, расширяющие полномочия сотрудников правоохранительных органов и снимающие какие-либо ограничения для произвола. Суровая реальность и факты говорят о том, что судьи с силовым мышлением будут по-прежнему сажать тысячи предпринимателей, помогая заказчикам ареста и недобросовестным правоохранителям отнимать имущество, активы, здоровье и годы жизни предпринимателей, которых, похоже, скоро начнут заносить в Красную книгу.

Владимир Осечкин, основатель социальной сети Gulagu.net.

Источник: Эхо Москвы
Важно. Рейтинг — 16
Поделиться с друзьями

9 комментариев

Скабин Алексей Скабин Алексей
21 декабря 2015 в 12:06

поправки по 228 снова плевок в лицо тем кто пострадал от "правосудия" Системы заточенный под геноцид молодых ребят впервые совершающих необдуманные действия и чаще даже только покусившихся на преступление по версии следствия якобы планирующих ОСОБО тяжкое ! ВСЕ там наверху знают об этом! Знают что на этом Система строит охеренный многомиллиардный бизнес кормя своих генералов и высокие чины за счет родных этих лопоухих бедолаг попавших под зависимость по разным причинам но с одной общей связующей-по социальной незащищенности! НИКОГДА такого не позволяло руководство СССР каждый человек был ценен для общества велась профилактика алкоголизма работали ЛТП и о наркомании знали лишь понаслышке! сейчас же за годы действия ФСКН ряды потребителей увеличились в 25 раз и 8.5 миллиона официально признанных в 2014 году собственно службой в лице Иванова стало черным пятном на лице Государства отмахнувшегося от этой проблемы превратив ее в уголовно-преследуемую!

надымов андрей надымов андрей
25 декабря 2015 в 21:22

Согласен при совке не было никаких допустимых доз....сейчас государство слишком либеральное....барыг вообще пожизненно садить или расстреливать надо...и при совке они работали...а не кайфовали как сейчас в зонах...и наркота у них есть и выпивка и телефоны и работать не хотят....дальше из зоны продолжают свои наркоманские движухи

Ангелина Душина Ангелина Душина
20 декабря 2015 в 12:52

Да, дальше будет только хуже, но до поры до времени. Когда читаешь такие вещи потихоньку угасает и та общественная любовь к Путину, тут приходит только одна мысль в голову, неужели все кто руководит нашей страной настолько повязаны между собой, неужели нет ни одного светлого элемента среди них, который мог бы хоть как то соблюдать законы и подумать о гражданах России. Страшно подумать к чему мы идем.

Дударчук Игорь Викторович Дударчук Игорь Викторович
20 декабря 2015 в 10:59

Да, плохо. А что утопающие? Ответ кроется в вопросе- а как убедить огромное число обывателей не то чтобы защищать свои права, а хотя бы ознакомиться-изучить на что они имеют право? Ещё древний Платон говорил:- не было бы злодеев у власти, если бы не пассивность граждан. А пока, многие готовы "тонуть " в одиночку...

Поверьте, многие не хотят тонуть в одиночку. Вот только помочь им никто не спешит. Тем более "бесплатно".
Как говорят сегодня сотрудники в погонах полиции и прокуратуры:"Раньше отстреливали, теперь к нам приходят".......
И приходят не с пустыми руками.........
И дело здесь совсем не в желании "тонуть в одиночку"

Крецу Наталья Николаевна Крецу Наталья Николаевна
20 декабря 2015 в 06:18

Не верю никамим судьям. Моему мужу дали 8,5 лет за якобы готовящееся убийство. А история простая. Бывший глава Всеволожског района Ленинградской области Самохин совместно с бывшим детутатом Анисимовой украли у государства 15 гектаров земли (земли запаса), распилили на 106 участков по 12 соток , оформили на подставных лиц и выставили на продажу по 3,000,000 за участок. А мой стал мешать реализации этого проекта. Договорились с бывшим прокурором области Штадлером и поехал мой на зону.

Скабин Алексей Скабин Алексей
19 декабря 2015 в 20:06

Пацаны -не парьтесь! В этом мире НИЧЕГО не меняется! Путина уважает мировая общественность но несмотря на некоторую суровость в отношении подчиненных весь этот злополучный "костяк" СИСТЕМЫ и чхать не хотел на все его "послания" ! ну послал и послал и ЧО?? как сидели первоходы за покушение на несовершенное "тяжкое" так и будут сидеть с десяток лет! Отмажется Иванов от своих "косяков" пожмет плечиками Чайка поежится Колокольцев опустит глазки Маркин смушленно покашляет Лебедев прекрасно зная в ЧЕМ причина таких посадок и что они имеют место быть в 85% случаев! Никто даже палец о палец не ударит в сторону улучшения положения осужденных на завышенные в два-три раза сроки и тем более Никто не собирается их реабилитировать несмотря ни на какие послания Гаранта Конституции!

Просто сердце разрывается от беспомощности...Не совсем поняла что за пресс-конференция была с Путиным, где на вопрос одной пожилой правозащитницы о необходимости реформы судебно-следственной системы, наш презедент ответил, что судебно- следственная система работает исправно и менять мы ничего не будем, якобы зачем тратить средства на то, что и так работает!!!

Все правильно, все абсолютно верно сказано. И что дальше???
Ответ только один:"Дальше будет еще хуже"!!
Спасение утопающих, к сожалению, дело рук только самих утопающих. И даже при попытке обратиться за помощью отработает железная логика:"заплатите - поможем"........

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы