Муки исправления


Фото: Леся Полякова / РИА Новости

В Оренбургской области проходит проверка по факту применения насилия в отношении сотрудника СК России со стороны работников колонии-поселения №11, сорвавших проводившиеся им следственные действия. Ранее суд признал незаконным бездействие сотрудников областного СКР при проверке заявлений осужденных о пытках и унижениях. В настоящее время возбуждено лишь дело по наиболее «мягкому» эпизоду, связанному с привлечением осужденного к строительству дачи начальника колонии, да и то исключительно стараниями правозащитников из Комитета по предотвращению пыток и после вынесения четырех отказных постановлений. «Лента.ру» рассказывает о том, как бездействие и безнаказанность порождают беспредел.

Градообразующая зона

В небольшом поселке Губерля, в котором по состоянию на 2007 год проживало всего 719 человек, Федеральное казенное учреждение «Колония-поселение №11 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области» является градообразующим предприятием. Об этом говорится на портале «Тюрьма 56» телерадиокомпании «Евразия».

В колонии отбывают наказание 233 осужденных. Учреждение активно занимается сельским хозяйством, выпускает муку, хлебобулочные и макаронные изделия, производит строительные материалы и швейную продукцию. В 2012 году здесь было реализовано товаров и услуг на 22,5 миллиона рублей.

Однако, по словам правозащитников из Комитета по предотвращению пыток, не все виды хозяйственной деятельности в поселке носят законный характер. Сотрудники и руководство колонии, по их мнению, злоупотребляют своей практически абсолютной властью над осужденными, а контролирующие органы никаких нарушений в их действиях обыкновенно не усматривают.

Сотрудники ФСИН порой чувствуют себя полноценными хозяевами осужденных граждан. Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Слово тюремщика

Сергей Никоноров отбывал в колонии срок за убийство. Режима не нарушал и среди осужденных был на хорошем счету. На воле его ждала гражданская жена Ирина Балашова, и Никоноров стремился ускорить встречу, надеясь на досрочное освобождение. Когда руководство колонии предложило работящему заключенному построить дом и баню на участке начальника Филюса Хусаинова взамен на УДО, Никоноров, конечно, не раздумывал.

Сергей выполнил свою часть уговора, а вот тюремщики не спешили отпускать мастера на все руки. Поступили новые «заказы». Никоноров отказался. Тогда на смену уговорам пришли угрозы и побои. Летом 2013-го несговорчивый работяга обратился в Комитет по предотвращению пыток. Началась долгая бумажная война со следственными органами, которые никак не могли разглядеть в его истории оснований для возбуждения дела и шесть раз выносили так называемые «отказные» постановления. А пребывание заявителя на зоне тем временем превратилось в сущий ад. Возможно, сотрудников Следственного комитета России смущал тот факт, что избивали Никонорова не сами сотрудники ФСИН, а собратья заключенные, и следствию было трудно установить, кто именно и почему отдавал им такие приказы.

Сергей Никоноров и его гражданская супруга Ирина Балашова. Фото предоставлено «Комитетом по предотвращению пыток»

На определенном этапе в колонии решили сменить тактику. Показания Никонорова уже фигурировали в материалах доследственной проверки и, видимо, для того, чтобы их дискредитировать, заключенного поместили в психбольницу. Но что-то не сработало: невменяемым Никоноров объявлен не был.

Вдохновившись смелостью своего собрата по несчастью, в марте 2014 года заявления о преступлениях, совершаемых надзирателями, написали сразу несколько заключенных колонии №11.
Видео для устрашения

О систематических побоях, совершаемых другими осужденными по указанию начальника колонии Хусаинова, сообщили Сахметов С.Х., Баракшин Д.Н. и Ламинов И.Н.

По свидетельству Баракшина, в октябре 2013 года его избили, а затем совершили насильственные действия сексуального характера. В роли исполнителей преступления выступили осужденные, а надзиратели сняли происходящее на видео, которое затем демонстрировали другим заключенным с целью устрашения.

Филюс Хусаинов. Фото: тюрьма56.рф

Сахметов рассказал о том, как его на плацу обливали водой и осыпали перьями. Не в силах терпеть избиения и унижения, он с целью самоубийства глотал саморезы.

Однако единственное уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников колонии №11 было возбуждено 6 апреля 2014 года — по факту превышения должностных полномочий, выразившемся в привлечении осужденных к строительству. Другие, более тяжкие эпизоды предметом уголовного производства так и не стали.

Впрочем, конкретных обвиняемых пока нет — тюремщики проходят по делу в роли свидетелей.

Расследование продвигается крайне медленно. 30 марта 2015-го Ленинский районный суд Оренбурга вынес постановление, в которым признал незаконным бездействие руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел областного управления СКР. Причиной для такого решения послужил тот факт, что следствие рассматривало ходатайство о признании Сахметова вторым после Никонорова потерпевшим по делу о незаконном привлечении заключенных к строительству в течение 11 месяцев. Вот и до проверки показаний на месте дело дошло только в октябре 2015-го.

Cценка для следователя

В середине октября следователь по особо важным делам СУ СК РФ по Оренбургской области Константин Каскин приехал вместе с потерпевшим Никоноровым и правозащитниками в дачный поселок неподалеку от территории колонии. Там бывший заключенный собирался наглядно показать и рассказать под протокол о проведенных им строительных работах. При этом речь шла не о земляных траншеях, дровах или заборе — Никоноров собирался рассказать об устройстве более сложных коммуникаций, представление о которых может иметь только человек, занимавшийся их монтажом.

К слову, злополучный земельный участок и находящиеся на нем постройки начальник исправительного учреждения к тому времени переоформил на свою мать. Ее тоже вызвали для участия в следственном действии, но она не явилась, сославшись на плохое самочувствие. Однако это была не единственная неприятность.

Сотрудники колонии воспрепятствовали проведению следственного действия и нанесли побои сотруднику СКР. Фото предоставлено «Комитетом по предотвращению пыток»

На месте проведения следственного мероприятия находилась вазовская «десятка», в салоне которой сидели трое. Один из них снимал происходящее на видео.

«На все просьбы следователя Следственного комитета Константина Каскина покинуть место следственного действия эти люди не реагировали. Водитель сначала говорил, что он пьян и не может управлять автомобилем. Затем стал утверждать, что на машине установлены краденые номера. Следователь вынужден был вызвать полицию, а участники мероприятия заблокировали автомобиль нарушителей до прибытия стражей порядка», — рассказал один из очевидцев происшедшего, член Комитета по предотвращению пыток Вячеслав Дюндин.

На место прибыл заместитель начальника колонии №11 Марат Кумаров. Ему навстречу вышел водитель «десятки». Они поздоровались, после чего Кумаров обратился к сидевшим в машине: «Вы че, бухаете тут? Ну-ка марш в дежурку, на рабочее место!».

«Те сначала упирались, а потом, сообразив, что к чему, стали сначала неспешно, а потом все быстрее уходить в сторону ворот. Следователь, пытаясь остановить бегство нарушителей, преградил им путь, расставив руки. Майор, одетый в камуфляж, ударил его в грудь и по ноге. В общем, эти двое с видеокамерой убежали, а Кумаров ушел следом за ними», — заключил Дюндин.

Следователь написал рапорт, зафиксировал побои, и его коллеги приступили к проверке действий сотрудников колонии на наличие в них признаков преступления. По словам правозащитников, в данном случае речь идет о нарушении статей 294 и 318 Уголовного кодекса РФ («Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» и «Применение насилия в отношении представителя власти»).

Фамилии осужденных, обратившихся вслед за Сергеем Никоноровым с заявлениями о побоях в данном материале изменены, так как они все еще находятся в местах лишения свободы.

 

Сергей Лютых

 

Источник: Lenta.ru
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

4 комментария

Солодкина Оксана Сергеевна Солодкина Оксана Сергеевна
29 октября 2015 в 17:10

Вот и вырастила власть лицо,похожее на пасть,
Чтоб от народа охранять его ограбившую знать...
( из интернета )

Галан Виктория Галан Виктория
28 октября 2015 в 23:40

Что для этих людей стоит отлупить заключенного, если они на улице могут так вести себя со следователем?

Газизова Людмила Газизова Людмила
28 октября 2015 в 20:25

Да, таких как этот Филюс Хусаинов надо знать в лицо. Пусть наше государство гордиться своими "героями", которых породило.

Туаева Ирина Туаева Ирина
28 октября 2015 в 20:00

Может быть, после нанесения побоев следователю, обратят внимание на беспредел в колониях. Иначе, эти же следователи покрывают бандитов в колониях. Не сложно представить, каково осужденным в этих условиях при полном попустительстве надзорных органов.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).

Охотин Сергей Владимирович
Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net