Паралич ОНК: контролеров-юристов меняют на силовиков

Правозащитники утверждают, что против членов Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) началась кампания по дискредитации. По их мнению, это связано с обновлением ОНК в будущем году. Общественная палата (ОП) намерена ужесточить правила отбора кандидатов. Противники этого подхода опасаются, что в ОНК могут попасть лишь лояльные власти люди.

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) совместно с ОП озадачились проблемой отбора кандидатов в состав наблюдательных комиссий. Сегодня около 1 тыс. членов ОНК по всей стране могут беспрепятственно посещать отделы полиции, СИЗО и колонии. Однако работа многих комиссий, по мнению экспертов, является  формальной – они лишь имитируют контроль, а иногда и злоупотребляют полномочиями.

Так, накануне в Сеть попала видеозапись, сделанная в комнате длительных свиданий одной из свердловских колоний, где зафиксированы интимные отношения правозащитницы с заключенным. Сама она планирует обратиться в суд с иском о защите чести и достоинства. По ее словам, публикация видеозаписи является очередным способом давления со стороны руководства ФСИН: «Это не первый случай, когда самыми разными способами меня пытаются притеснить. Мне регулярно поступают телефонные угрозы – звонящие требуют отказаться от деятельности по защите прав заключенных. В этом году кто-то написал анонимку в соцслужбы, заявив, что я плохо слежу за своими детьми. Еще по инициативе ГУФСИН мне блокировали телефон».

Но, по данным ФСИН, проблемные случаи – не редкость. Так, бывало, что члены ОНК брали деньги у зэков, пообещав тем помощь в суде. По словам члена ОП, главы комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Антона Цветкова, злоупотребления со стороны членов комиссий действительно есть, и нужно ставить вопрос об ужесточении отбора кандидатов: «Ввести больше требований к профессионализму, сократить количество бюрократической работы». По его словам, предложения по новой схеме отбора разрабатываются.

«Сегодня кандидата в члены ОНК может представлять общественная организация, просуществовавшая не менее пяти лет. Мы считаем это требование излишним и предлагаем сократить указанный срок до года», – говорит он. Однако в будущем могут запретить вступать в ОНК тем людям, которые по роду своей деятельности оказывают платные услуги. Например, юристам. А также тем, у кого кто-либо из родственников отбывает срок в местах лишения свободы в том же субъекте, где и действует данная ОНК.

Сейчас ОП сосредоточила усилия на двух направлениях – корректировке Закона «Об общественном контроле» и реформировании самой системы комиссий. Системной работы тут, по словам секретаря ОП Александра Бречалова, со стороны общественников до сих пор не было. Нет и четких критериев для отбора членов комиссий. По закону любой правозащитник может быть включен в состав ОНК – но не более трех раз. Так что в ноябре 2016 года, когда придет время обновить сеть общественных контролеров, ОП будет непросто определить, из кого же, собственно, ее формировать.

Правозащитники выступают против такой монополизации и говорят, что формированием ОНК должен заниматься аппарат омбудсмена и президентский Совет по правам человека (СПЧ). Член СПЧ Илья Шаблинский считает, что сегодня чиновники намеренно ведут кампанию по дискредитации института ОНК: «Дело в том, что еще изначально у наблюдателей была одна роль – контролировать. Они не имеют никаких полномочий и административных ресурсов. Общественники могут говорить о нарушениях, но не в состоянии, допустим, повлиять на следствие. И заключенные это понимают, поэтому мне трудно представить, что члены ОНК обманывают их на каждом шагу».

Он добавил, что есть единичные случаи, но говорить о массовом характере нарушений пока рано. А подобные вышеприведенной истории, по его словам, еще не раз могут всплывать на фоне переизбрания состава ОНК осенью следующего года. Возмущен оказался Шаблинский и тем, что основную роль в этом процессе играет ОП: «По сути – это механизм по обслуживанию интересов государства. Что в этой палате общественного? Я считаю, что этими вопросами должны заниматься настоящие правозащитники, которых, к сожалению, не допускают к решению вопроса».

По словам правозащитника Валерия Борщева, в состав ОНК попадают разные люди: «Поэтому и существуют расколы комиссий, когда одни правозащитники отказываются взаимодействовать с другими». Он уверен, что целостность этого института нарушена давно – одна его часть состоит из силовиков, а вторая – из правозащитников. Вторых, как правило, меньше. Примеры заполнения аппарата силовиками сегодня есть, скажем, в Мурманской и Омской областях, говорит он, и такие случаи свидетельствуют о «сознательном уничтожении ОНК» – когда в их «состав попадают люди, не имеющие отношения к правозащитной деятельности». Мнение же самих правозащитников, считает Борщев, ОП не учитывает – и общественников в комиссиях, как правило, получается меньше, чем силовиков.

В некоторых регионах идет серьезная травля независимых активистов, говорит эксперт: «На них поступает масса липовых доносов, и свою невиновность они потом вынуждены доказывать в суде. Честно говоря, я знаю массу историй о нарушениях со стороны наблюдателей, но ни одна из них не является фактом». Борщев согласен с позицией СПЧ, что это может быть информационная кампания в преддверии грядущего отбора нового состава ОНК.

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

3 комментария

ТИХОМИРОВА ЛЮБОВЬ ЭДУАРДОВНА ТИХОМИРОВА ЛЮБОВЬ ЭДУАРДОВНА
12 сентября 2015 в 14:50

если ОНК не переведут под эгиду СПЧ, общественному контролю в МПС, как таковому, придет конец

Родионова Светлана Игоревна Родионова Светлана Игоревна
12 сентября 2015 в 10:26

А кто придумал такой закон, что не более трех раз? Если Пантелеев с Агафоновым работают как никто другой, то почему им можно работать ограниченное время? Мое мнение, что ОП и ОНК народ должен выбирать в единый день голосования. Ведь по любому проголосуют за тех, о ком когда-то слышали.

Стадников Виталий Стадников Виталий
11 сентября 2015 в 20:17

Совершенно верно подчеркивает автор независимой газеты:(НГ) , что идет "серьезная травля независимых активистов..." и членов ОНК. в том числе. Далеко ходить не надо: возьмем Ростовскую область, когда против Елисеевой Е.К., которая является активным правозащитником и не скрывает совершаемые преступления в колониях, шла и идет травля. Разрабатываются планы, как её оговорить, очернить и подставить. Об этом пишут и рассказывают осужденные, которых путем шантажа заставляют совершать эти преступления.
Но в настоящее время группа правозащитников, которая работает с Еленой Константиновной, поднимает насущные вопросы и доводит до правоохранительных органов массу нарушений, совершаемых в колониях, чего, к сожалению, не делают члены ОНК РО, управляемые председателем комиссии Петрашисом и его заместителем Блохиным.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Такого вопроса не должно стоять в правозащитной повестке. Необходимо формулировать другой вопрос. Как бороться, эффективно противодействовать этому негативному проявлению нашей сегодняшней реальности. Человек и гражданин  имеет конституционное право на жизнь, честь и достоинство. Это аксиома, не требующая ни доказательств, ни оправданий.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами