Месть «королей» Бирюлево?

Эта фотография была сделана 31 мая в Подмосковье.

Это мы во дворе дома, где снимакет квартиру Владимир Осечкин,  готовили шашлыки.   Сегодня в этот дом нагрянули с обыском в рамках уголовного дела в отношении Дениса Солдатова, который подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество).
К этому уголовному делу, похоже, хотят подтянуть и Владимира Осечкина.

«По данным следствия, в 2013 году Наталья Малинина, отец которой являлся на тот момент следственно-арестованным, обратилась за помощью к руководителю рабочей группы по защите прав граждан, находящихся в местах принудительного лишения свободы, Совета по развитию общественного контроля при Комитете Государственной Думы ФС РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций, а также руководителю правозащитного проекта «Гулагу.нет» и правозащитнику Владимиру Осечкину…. Затем, по версии следствия, он познакомил Малинину со своим коллегой и бывшим координатором проекта «Гулагу.нет» Денисом Солдатовым, пояснив, что тот окажет ей всестороннее содействие».

Я не знаю Дениса Солдатова, а вот с Владимиром Осечкиным хорошо знаком. И про «дело Малининых»  знаю.  Именно Осечкин в сентябре 2013 года позвонил мне и предложил встретиться. Встретились, поговорили. И началась работа, которая вылилась в публикацию «Бирюлево-live», которая начиналась со слов:  «Видимая часть бирюлевской действительности с ее гопотой, полчищами мигрантов, бытовой неустроенностью, уличной преступностью вылезла на экраны и в газеты. В тени остаются ключевые персонажи этого театра жизни, те, кто устанавливает правила игры: криминальная часть власти, бизнеса, силовиков. Иногда, волей случая, завеса тайны приоткрывается и перед нами предстает картина реальных взаимоотношений хозяев района… » (к слову, есть в этой публикации и подробности ареста Константина Малинина и его отца Олега Малинина, в то время первого заместителя префекта ЮАО Москвы).

Публикация появилась 21 октября 2013 года. А в начале октября, когда о моем интересе к реальным «королям» Бирюлево, крышыющим криминал, фабрикующим уголовные дела и заказные аресты, узнали мои друзья-товарищи в правоохранительных органах, мне откровенно посоветовали не лезть в это дело. Мол, нет там ни правых, ни виноватых, там все негодяи. Но у негодяев, которые носят погоны, очень серьезные покровители, которые найдут возможность отомстить, наказать, отыграться… Но я отмахнулся от предупреждений и продолжил собирать информацию. Так в мои руки попала аудиозапись разговора офицера полиции и бирюлевского бизнесмена.

Друзья-товарищи из ФСБ и МВД оказались правы. По моим сведениям офицера полиции, разговаривавшего с бизнесменом и замышлявшим откровенно преступные действия, идентифицировать так и «не удалось». Это при том, что его собеседник установлен.

Покровители «королей» Бирюлево (и, видимо, не только Бирюлеов), похоже, оказались действительно могущественными. Потому что пошла обратка. Во всяком случае, подтверждение этому - попытка подтянуть к уголовному делу о мошенничестве Владимира Осечкина, человека с разговора с которым началось журналисткое расследование, которое вылилось в публикацию  «Бирюлево-live».

Источник: irek-murtazin.livejournal.com
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы