Журнал "Esquire" 15 мая опубликовал статью Владимира Осечкина о страховании заключённых "Полис чудес"

Правозащитник и руководитель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин объясняет, как победить тюремное насилие одним простым способом — страховать заключенных.

На 1 февраля 2012 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержались 749,6 тыс. человек, свои СИЗО есть во всех крупных городах, а колоний в некоторых регионах больше, чем институтов и колледжей. Сегодня ФСИН — это страна в стране, свой собственный мир, жестокий и предельно закрытый. Составить какое-то представление о нем позволяет громкое «Копейское дело», по которому на скамье подсудимых в Челябинском областном суде оказались сразу 17 сотрудников областного УФСИН во главе с генералом Жидковым. Суд установил, что надзиратели копейской колонии № 1 заставляли 12 вновь прибывших заключенных ползать голыми по полу и облизывать резиновые дубинки, которыми их избивали. Четверо скончались в течение четырех часов. Только благодаря упорству правозащитников дело не удалось замять.

Но на все тюрьмы и колонии правозащитников не хватит, и надзиратели этим пользуются. В 2011 году против 425 сотрудников ФСИН было возбуждено 416 уголовных дел, и только 44 из них — по превышению должностных полномочий с применением насилия. А данные об избиениях и пытках из колоний почти со всех регионов страны к нам стекаются ежедневно: насилие применяется системно. Для того чтобы решить эту проблему, одного гражданского контроля едва ли будет достаточно. Общественные наблюдательные комиссии в пенитенциарной системе есть и сейчас, но даже если их роль усилится, этого мало. Жизнь заключенных не стоит ломаного гроша, и чтобы изменить ситуацию, к проблеме нужно подключать крупный бизнес. Речь идет о том, чтобы страховать жизнь заключенных — на сугубо коммерческой основе. На страховом рынке нужно создать продукт, который защитит людей, содержащихся под стражей и отбывающих наказание, — полис заключенного.

Нам уже удалось договориться с одной из российских страховых компаний о выпуске 50 таких полисов. Физически они должны выпускаться в трех экземплярах: один забирают родственники, которые оплачивают страховку, второй отправляется в колонию и вручается осужденному как охранная грамота, а третий передается начальнику учреждения и приобщается к личному делу заключенного. Естественно, в этом полисе будет указано, что жизнь и здоровье человека застрахованы от ущерба, вызванного действиями сотрудников учреждения. Первые полисы будут стоить от 1750 рублей (покрытие — 50 тыс.) до 35 тыс. рублей (покрытие — 1 млн).

В полисе будет таблица с перечнем страховых случаев и соответст­вующих выплат — от тяжелой травмы до летального исхода. Если наступает страховой случай, застрахованному или его родственникам нужно в течение 30 суток сообщить об этом в страховую компанию и представить подтверждающие документы — например, справку из медпункта. Помимо этого должна будет сделать запрос в учреждение и страховая компания (понятно, что подчиненные администрации медики не захотят фиксировать травмы, но тогда к ним приедет общественная комиссия или прокуратура, и освидетельствование все же придется провести). Если факт побоев или увечья подтверждается, страховая компания выплачивает застрахованному соответствующую сумму, после чего обращается в суд с иском о возмещении убытков. Компенсация (плюс судебные издержки) взыскивается солидарно с учреждения ФСИН и того конкретного сотрудника, который нанес ущерб здоровью застрахованного — виновного будут устанавливать в уголовном порядке, а значит, по каждой выплате будут возбуждаться дела по статье о превышении полномочий с применением насилия. Так страхование станет гарантией жизни заключенного. Но делать бизнес, обращаясь за выплатами по каждому пустяку, заключенные не смогут: перечень страховых случаев все же ограничен серьезными травмами. В России достаточно людей, которые в пенитенциарных учреждениях становятся инвалидами или даже погибают. За 2010 год в местах лишения свободы скончались около 4400 человек. То есть процент смертности заключенных по любой причине сегодня составляет 0,59% — для страховых компаний это прием­лемый уровень риска.

Пока для большинства заключенных единственный человек, который не бросит в тяжелую минуту, — мать. Но если страховой продукт, который мы предлагаем, распространится повсеместно, то завтра садистам из ФСИН будут противостоять не пожилые женщины, а команды профессиональных юристов из страховых компаний. Они смогут довести до суда все факты избиений и пыток. Страхование окажет экономическое давление на руководство МВД и ФСИН. Мы получим единую информационную базу по правонарушениям в местах лишения свободы плюс систему их профилактики. Само наличие полиса поддержит заключенного не только финансово — оно повысит его статус, и это приведет к реальной гуманизации в тюрьмах и лагерях. Ведь по приговору суда человек лишается только свободы — там нет ни слова о лишении его жизни, здоровья и достоинства.

Источник: Esquire
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы