Амнистировать нельзя оставить

В последнее время только и разговоров, что о Евромайдане, да о грядущей амнистии. Количеством обсуждений они схожи, только вот качественная разница между ними очевидна: если панорама Евромайдана развернулась прямо перед нами, главное – подобрать правильный ракурс освещения событий, то амнистия пока еще только маячит на горизонте. Какой она в итоге будет? Какой из проектов примут? Какие поправки внесут депутаты в президентский проект? Когда это вообще произойдет – выдвигали несколько разных дат? Пока ни один из вопросов не находит своего ответа, будем ждать. И рассуждать.

Какой должна быть амнистия? И должна ли быть вообще? Не секрет, что к амнистии всегда относились довольно настороженно, боясь рецидива бывших заключенных. И неспроста боялись – случаи бывали разные, взять тот же 1957 год. Да и просто как-то странно это – выпускать на свободу преступников их же жертвам. Впрочем, к 20-летию Конституции готовить проект никто не помешал. Основные пункты вроде бы известны, но полное содержание еще остается загадкой.

Например, не так давно выяснилось, что экономические преступления не войдут в состав будущей амнистии по причине уже существующей отдельно экономической, которую придумал Борис Титов. Только вот в нее не входят те, кто обвиняется по статье «взятка». Первым на ум при упоминании этой статьи в нынешних реалиях приходит осужденный учитель Илья Фарбер, который якобы принял приличную сумму от подрядчика за подписание акта о выполненном ремонте в сельском ДК. 11 декабря над Фарбером состоялся последний суд в Твери, по итогам которого ему постановили 3 года лишения свободы и штраф в 3 миллиона рублей. Если его статью не включат в амнистию в ближайшие дни, то ему придется покорно нести бремя несправедливого приговора, при том, что дело началось несколько лет назад, и все это время Фарбер провел в СИЗО.

Сын Ильи Петр – невероятно стойкий и сильный молодой человек с копной темных кудрей, внешне и внутренне похожий на своего отца. Он провел не одну акцию в его поддержку: буквально недавно он просидел долгое время в клетке на Воробьевых горах без еды и воды, а накануне последнего суда прошел по Пушкинской, надев клетку уже на голову и раздавая желающим билеты на этот суд. Сложно представить, чтобы за виноватого человека так заступались, тратя время, силы, подвергаясь физическим лишениям - пусть и небольшим, но значимым, рисковали собственным именем и кричали о его чистоте. Даже близкие. На мою просьбу прокомментировать окончательное решение относительно Фарбера Петр отвечает следующее: «Это финал дешёвого фарса с элементами издевательства. Как и раньше, абсолютно ничем не объяснимый приговор, только теперь поменьше: 3 года колонии строгого режима и 3 миллиона рублей штрафа. Ни прокурор, ни судьи не объяснили, почему именно столько. При полном отсутствии доказательств вины подсудимого им нечего было сказать, кроме тупо заученных слов "всё законно и обосновано". При этом, естественно, ничего не обосновано и всё незаконно. И все это понимают, включая самих судей». В этих словах – горькая усмешка, отчаяние, злоба, и при всем этом вынужденное смирение. Все. Ничего не изменишь. Судья ударил молотком по столу и по Фарберу - на долгих три года.

Касательно возможности попадания под амнистию отца Петр говорит, что таким образом его выпустить не могут, так как «статья 290, по которой его осудили, в перечне радостных статей проекта об амнистии не значится». Но «теоретически могло и может быть все, что угодно. Могли дать больше, такое бывает в отместку за непокорность и непризнание вины». Но ведь могли и отпустить – за уже весело проведенные два года и три месяца в следственном изоляторе. «Хоть "основания для условно-досрочного освобождения" имеются (только не будем забывать, что мы говорим о невиновном человеке, которого есть, вообще-то, все основания оправдать), вряд ли моего отца отпустят раньше выданного Тверским областным судом нелепого срока. Уж глумиться, так глумиться».

Каждым ответом Петр демонстрирует непокорность, презрение к властям, резкость. А ведь ему всего 19 – нужно обладать недюжинным внутренним потенциалом, силой, и, наконец, просто настоящей и крепкой любовью к отцу, чтобы не бояться и говорить так. Да что там говорить – делать. Илья работал
учителем и, по собственным словам, «умело любит детей». О его умении можно судить по всем вышеперечисленным качествам сына. Умеет. Любит. Научил.

Только вот проекта амнистии без включенной туда статьи о взятке это не отменяет. Как не отменяет это и отсутствие добавления пункта об аннулировании всех ранее наложенных дисциплинарных взысканий – идея, активно продвигаемая группой правозащитников. По их словам, помимо того срока, который есть в судебном приговоре, осужденному выписываются штрафы, водворения в штрафной изолятор, его помещают в черный список, если он по мнению администрации «плохо себя вел» - а это может быть что угодно, начиная от «не так поздоровался» и заканчивая «сидел на кровати, пуговица была расстегнута». На самом деле это значит «не давал взятки», «не привозил стройматериалы» и т.д.

Водворения в штрафные изоляторы, например, являются реальным препятствием для условно-досрочного освобождения, поскольку это негативная характеристика. Из-за ранее наложенных взысканий уменьшается количество полученных бандеролей, передач, вообще перекрываются все каналы. Заключенному могут не предоставлять длительные свидания или ужесточать режим наказания - а могут все вместе. 

«Мы предлагаем провести полноценную амнистию и аннулировать все ранее наложенные взыскания всем заключенным вообще. Мы понимаем, что на свободу выйдут не более 10 процентов от общего числа заключенных. Но если будет реализована наша идея, то все заключенные смогут как минимум получить передачку от мамы, от жены, подруги, невесты, брата, мужа.. И все эти люди получат возможность короткого, а может и длительного свидания», - говорит представитель правозащитной организации. А для людей, находящихся в местах лишения свободы самое дорогое – это общение с близкими людьми. Это такой подарок, которого сотни тысяч людей лишены годами. Страшно представить. Да и не хочется представлять.

По мнению экспертов, вся тюремная система поставлена на коммерческую основу, которой хотя бы единичным выстрелом они хотят дать бой, прекратив все ранее наложенные взыскания. В качестве наглядного примера коммерциализации – дело заключенного Жирновых, который был осужден по 159.4 статье и отправлен в колонию. За 15 месяцев пребывания там он отдавал по 30 тысяч рублей ежемесячно начальнику колонии, а также купил производственное оборудование на сумму свыше 1 млн. рублей за все время. За такие заслуги перед Отечеством арестант был образцово-показательным осужденным на самом лучшем счету. Но только что-то ему это дело наскучило, и в непрекрасный момент платить он отказался, за что мгновенно поплатился: его поместили на 15 суток в штрафной изолятор, прицепившись то ли к пуговице, плохо застегнутой, то ли к взгляду, чересчур бунтарскому. Тогда же поступило предложение доплатить небольшой налог на хорошую жизнь, на что оперативник получил отказ. Первое наказание быстро переросло во второе: были добавлены еще 15 суток. Дело кончилось жалобами на администрацию, а с ее стороны – ополчением всего состава против Жирновых, на что он ответил вскрытием вен и прочими девиантными демонстративно-отчаянными деяниями. Сейчас заключенный в отместку был переведен в другую колонию, где, по словам правозащитников, его гнобят и держат в холодной камере. Была бы уже осуществлена идея с аннулированием – такого бы не было. И пусть многие действительно преступили закон, но вряд ли их становлению на путь истинный будет способствовать заразительный пример администраций колоний того, как поступать не надо - ведь фактически они сами демонстрируют противоправное поведение. Здорово исправляют в исправительных учреждениях, правда?

Собственно, поправкой к проекту амнистии хотят коснуться всех заключенных – в этом ее суть. Правда, с одной стороны, она действительно избавит тех, кто несправедливо получил нехорошую отметку в личном досье, от полученных в результате этой отметки ограничений, однако с другой – освободит от справедливого наказания тех, кто, допустим, избил сокамерника. Так что как и в случае со всей амнистией в целом, все весьма спорно и неоднозначно.

Наконец, сами условия, в которых содержатся арестанты, оставляют желать лучшего. Нет, никакого люкса никто для них не просит – скорее речь идет о вопиющих случаях отсутствия обеспечения должного ухода, в том числе медицинского. Многие помнят недавно промелькнувшую в СМИ резонансную историю про парализованного «узника» Матросской тишины Владимира Тапехина: мужчина был доставлен в СИЗО, перед этим попав в ДТП, где были повреждены внутренние органы и позвоночник . Ему отняло ноги и руку. Правозащитники обнаружили его совершенно голым в камере. Срочно отправили в тюремную больницу, где его обследуют и ждут результаты экспертизы. Если она подтвердит, что болезнь попадает под перечень «выпускных» больных, то Тапехина должны полностью отпустить. Если нет – то нужно добиваться хорошего лечения, что видится весьма сложным и маловероятным. Предварительно многие считают, что все усугубилось из-за стресса, который пережил Владимир: он сам говорил, что его роняли несколько раз, пока несли. Но увы, все эти утверждения бездоказательны. 

Причем по словам правозащитников, есть гораздо более тяжелые заболевания, которые по тем или иным причинам не включены в перечень, согласно которому больного арестанта могут выпустить. Почему так - неясно. Еще часто многие больные не могут получить даже нормального лечения, в чем мы могли убедиться на примере Тапехина - если бы его не нашли валяющимся как ненужный забытый предмет в какой-то затхлой камере, он бы просто умер, даже не дойдя (точнее, не будучи донесенным) до суда - ведь его даже отказались нести в зал. Отношение к людям как к вещам - это так привычно для нас.

Подумать о том, что реально требуется внести в проект амнистии, раз она в целом так важна, а что не так первостепенно – на это осталось не так много времени. Это и медицинская часть ( пусть она из совершенно другого направления, но почему бы не добавить ее к уже готовому проекту) – пересмотр болезней, согласно которым осужденный будет иметь право на досрочное освобождение и не гниение в стенах какой-нибудь Матросской тишины, где всем на него наплевать. Это еще и аннулирование дисциплинарных взысканий. Правда, нужна ли вообще амнистия в ситуации, когда Сердюкова, проходящего по статье «халатность», выпускают, а «взяточника» - Фарбера заключают на три года? По этому поводу прямой и резкий Петя Фарбер высказался следующим образом: «Статья "получение взятки" препятствует амнистированию, потому что в получении взяток власти обвиняют своих противников, чтобы сажать их в тюрьму на подольше. А халатность – элитная статья. В халатности власти обвиняют своих друзей, чтобы их, так сказать, пожурить, я думаю. Наверное, для них халатность – это что-то связанное с халатами, в которых они ходят по дому, то есть что-то домашнее, безопасное».

Домашняя и безопасная амнистия нас ждет, невзирая на все предлагаемые проекты. Ждем оглашениия 

Анастаст Веретенникова

Источник: yopolis.ru
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

8 комментариев

Иванова Елена Ивановна Иванова Елена Ивановна
18 декабря 2013 в 11:11

Почитала комментарии )))) Посмеялась от души )))) А что еще нам остается)))

Гунина Татьяна Фёдоровна Гунина Татьяна Фёдоровна
18 декабря 2013 в 00:46

Не грамм не сомневалась ,что депутаты поддержат именно президентскую амнистию . О какой гуманности и милосердии может идти речь у нас в России? С каждым разом под амнистию попадает всё меньше людей .Наши депутаты засиделись в своих креслах им нет не какого дела до наших проблем .

Алешкина Люсьена Алешкина Люсьена
17 декабря 2013 в 22:12

Кто пойдёт против царя?Ой, извините президента, хотя, в прорчем, это одно и то же!!!

Пантелеев Борис Еремеевич Пантелеев Борис Еремеевич
17 декабря 2013 в 17:33

Анастасия - хорошая статья!!!

Иванова Елена Ивановна Иванова Елена Ивановна
18 декабря 2013 в 11:12

Супер))))

Полякова Оксана Полякова Оксана
17 декабря 2013 в 16:02

Амнистию писали для людей, в итоговом варианте ее сделали под погоны, выйдут единицы... Как и летом...

Алешкина Люсьена Алешкина Люсьена
17 декабря 2013 в 22:11

А мы и несомневались, что амнистия - очерендая клоунада!

и хорошо то как, Мария, не надеялись -- не разочаровались

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Самый эффективный правозащитный инструмент! Если бы не ГУЛАГу.НЕТ сидел бы я на кухни, как милионы росиян, и ругался бы на произвол, халатность, бездействие и безхаконие, а благодаря ГУЛАГу.НЕТ я могу влиять на события и противодействовать корупции! 

Павлюченков Алексей Андреевич
Член ОНК Московской области, координатор Gulagu.net