Закон ко дню работников СИЗО

Фотография: Юрий Смитюк/ИТАР-ТАСС

Ко Дню работников СИЗО и тюрем Минюст подготовил проект нового федерального закона «О службе в уголовно-исполнительной системе». Ведомство предлагает предоставить надзирателям новые социальные гарантии, взамен ограничив и четко прописав порядок и случаи применения физической силы и спецсредств с их стороны. Кроме того, предлагается заставить тюремщиков платить из своего кармана за причиненный заключенным ущерб.

В четверг в России отмечается профессиональный праздник сотрудников следственных изоляторов и тюрем. 50 лет назад коллегия Министерства охраны общественного порядка РСФСР приняла решение о создании в стране нового вида учреждений уголовно-исполнительной системы — СИЗО. Приказ о праздновании этого дня в 2006 году подписал тогдашний директор Федеральной службы исполнения наказаний Юрий Калинин — ныне вице-президент и главный кадровик госкорпорации «Роснефть».

По случаю праздника глава Минюста Александр Коновалов поздравил всех работников ФСИН, а ведомство обнародовало проект федерального закона «О службе в уголовно-исполнительной системе», который предполагает упорядочить права и обязанности сотрудников пенитенциарного ведомства. Кроме дополнительных социальных гарантий, связанных с приравниванием тюремных надзирателей к федеральным госслужащим, закон предполагает и новые ограничения, связанные в том числе с насилием и коррупцией за решеткой.

Одно из самых революционных предложений — заставить надзирателей платить за вред, причиненный гражданам их противоправными действиями или бездействием при выполнении служебных обязанностей.

«В случае возмещения Российской Федерацией вреда, причиненного противоправными действиями (бездействием) сотрудника, федеральный орган уголовно-исполнительной системы имеет право обратного требования (регресса) к сотруднику в размере выплаченного возмещения», — говорится в тексте законопроекта.

Закрепленный в законе такой механизм позволит существенно оградить заключенных от практики избиений, считает руководитель проекта «Страхование заключенных.РФ» Валерий Климентьев.

«Почему из бюджета должен оплачиваться чей-то садизм? За причиненный ущерб должны платить конкретные сотрудники. Уверен, это снизит уровень насилия в российских тюрьмах», — считает Климентьев. По его словам, проект страхования жизни и здоровья заключенных был задуман как способ защитить человека от пыток и избиений как раз с помощью материальной ответственности.

На сегодняшний день, чуть более чем за год существования специальных программ, созданных в сотрудничестве со страховщиками, удалось застраховать более 500 заключенных от несчастных случаев, повлекших смерть или причинение 1-й и 2-й групп инвалидности.

К счастью, еще ни разу страховым компаниям не пришлось выплачивать компенсации. «Это в том числе благодаря пониманию со стороны ответственных сотрудников ФСИН, что, выплатив компенсацию, мы будем судиться с учреждением и добиваться привлечения виновных к ответу, — говорит Клементьев. — Если предложения Минюста начнут работать, мы начнем страховать осужденных не только от смерти и инвалидности, но и от побоев».

Параллельно с новым федеральным законом Минюст подготовил еще и поправки в два действующих — «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

«Предлагается четко регламентировать порядок и случаи применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, установить запреты и ограничения, связанные с их применением»,

— говорится в описании документа, который в начале недели был предложен ведомством для публичного обсуждения. В нем также предлагается установить срок, в течение которого надзиратель будет обязан уведомить прокурора о каждом случае причинения осужденным и заключенным под стражу телесных повреждений в результате применения силы, специальных средств или огнестрельного оружия.

Как поясняют в министерстве юстиции, изменения в законы вносятся в целях реализации «Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года», одной из целей которой заявлена гуманизация российских тюрем.

Вместе с ограничениями полномочий сотрудников ФСИН в законопроекте Минюста также предлагается и оградить ведомство от скандалов. Надзирателям хотят запретить любые публичные высказывания, суждения и оценки в отношении государственных органов и должностных лиц, в том числе в средствах массовой информации и интернете. Запрет не коснется только тех сотрудников, в чьи непосредственные обязанности входит общение с прессой.

Взамен сотрудникам, желающим пожаловаться на руководство, авторы законопроекта предлагают процедуру «служебного спора».

«Сотрудник для разрешения служебного спора вправе обратиться в письменной форме к непосредственному руководителю (начальнику), а при несогласии с его решением или при невозможности рассмотрения непосредственным руководителем (начальником) служебного спора по существу к прямому руководителю (начальнику) или в суд», — сказано в тексте проекта закона «О службе в УИС». Срок для решения такого спора — один месяц.

В качестве антикоррупционных мер предлагается обязать должностных лиц ФСИН уведомлять о случаях «склонения к совершению коррупционного правонарушения» своих непосредственных руководителей и органы прокуратуры.

Координатор правозащитного проекта Gulagu.net Дмирий Пронин законодательные предложения Минюста считает в целом позитивными, опасения у него вызывают намерения ограничить общение сотрудников тюремного ведомства со СМИ.

«Мотивы этого понятны, но, конечно, ничего хорошего в таких инициативах нет», — считает Пронин. По его словам, к Gulagu.net за помощью с рассказами о пытках и вымогательствах периодически обращаются не только заключенные, но и сотрудники исправительных учреждений, также готовые сообщить о случаях коррупции и нарушениях закона в ведомстве. «Это происходит, когда у сотрудников остается последняя надежда — на общественное мнение. Это крайний случай, — объясняет Пронин. —

Если им запретят защищать свои права и права осужденных с помощью публичной огласки, никакие «служебные споры» и суды им не помогут. Обратится человек в суд по-тихому, в одиночку, и его быстро заставят забрать заявление назад. У нас найдут способ».

Максим Солопов

Источник: газета.ru
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

7 комментариев

Кагирова Бай Кагирова Бай
1 ноября 2013 в 10:57

Всё что творится за запреткой всё должно быть прозрачным!!!Все должны знать,что там происходит и как за это наказаны работнички уфсина!!А то всех их гулаговские штучки не всегда освещает СМИ,а надо бы!!!Спасибо Владимиру Осечкину и его команде,что весь этот змеиный клубок потихоньку ,но ворошат!!

Мало что ли и "падают с лестницы" и сами себя от " скуки" калечат? К каждому "падению" и "сердечной недостаточности" должен прилагаться видеоматериал с указанием времени на пленке....только тогда можно справедливо вынести решение....Гласность и только гласность, и не боятся "выносить сор из избы"....

Наоборот надо все предавать огласке ! только так можно сломать гулаг , и ни как иначе . этим законом хотят просто заткнуть рты , и оставить лазейку гестаповцам и коррупционерам .

Наоборот надо все предавать огласке ! только так можно сломать гулаг , и ни как иначе . этим законом хотят просто заткнуть рты , и оставить лазейку гестаповцам и коррупционерам .

Наоборот надо все предавать огласке ! только так можно сломать гулаг , и ни как иначе . этим законом хотят просто заткнуть рты , и оставить лазейку гестаповцам и коррупционерам .

Бубнов Игорь Васильевич Бубнов Игорь Васильевич
31 октября 2013 в 21:25

под благим предлогом заткнут рты очевидцам преступлений.

Согласна с Дмитрием Прониным.Нельзя запрещать обращения в СМИ!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека