Срок сдвигают ближе к дому: Татьяна Москалькова просит не отправлять осужденных далеко

Татьяна Москалькова. Фото: Коммерсантъ / Кристина Кормилицына

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова просит правительство поддержать ее предложение о внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс (УИК), запрещающих отправку осужденных в удаленные от их места жительства регионы. Аппарат уполномоченного уже подготовил законопроект. Правозащитники отмечают, что отказы осужденным в праве отбывать наказание в своем регионе влекут нарушение запрета на бесчеловечное обращение, зафиксированного в Европейской конвенции о правах человека, и оборачиваются исками в ЕСПЧ.

Проблема отправки осужденных в отдаленные регионы включена в ежегодный доклад федерального омбудсмена президенту, который госпожа Москалькова представила вчера экспертному совету при уполномоченном по правам человека в РФ. «Это очень большая беда, так как людям приходится ехать из Москвы в Архангельск, в Карелию, из Чечни — в Красноярский край, и в итоге разрываются социальные связи, люди страдают»,— пояснила госпожа Москалькова. По ее словам, преградой становятся низкий уровень дохода и высокая стоимость билетов на поезд или самолет в удаленные регионы. В 2017 году жалоб на фактическую невозможность свиданий, поступивших в адрес омбудсмена, было больше, чем в предыдущий год. «Мы просим государственные власти поддержать нас в обращении к депутатам Госдумы по внесению изменений в УИК»,— добавила госпожа Москалькова.

«Законопроект подготовлен аппаратом уполномоченного, мы обсуждали его в октябре прошлого года на экспертном совете, сейчас он, видимо, на согласовании»,— пояснил “Ъ” член Совета при президенте по правам человека (СПЧ) Андрей Бабушкин. Документ предполагает изменения в ст. 73 УИК («Места отбывания лишения свободы»).

Первый пункт статьи указывает, что осужденный должен отбывать наказание в пределах своего региона, но при этом вводит возможность отправки его в другие регионы «в исключительных случаях по состоянию здоровья, для обеспечения личной безопасности или по согласию». «Сейчас, если в регионе в колонии превышен лимит размещения или там нет женской колонии, осужденных могут направить в отдаленные регионы,— говорит правозащитник.— Поэтому предлагается, в частности, заменить "другие регионы" на "ближайшие"».

По данным ФСИН, более 80% осужденных отбывают наказание в своих регионах. Об этом заявил замдиректора ФСИН Валерий Бояринев в ноябре пошлого года на круглом столе в ведомстве. (На 1 января 2018 года в исправительных колониях находилось 495 тыс. человек и 35 тыс.— в колониях-поселениях.) Только отдельная категория осужденных за тяжкие преступления, полный перечень которых содержится в п. 4 ст. 73 УИК, отправляется в удаленные регионы. Кроме того, не во всех регионах есть колонии для женщин и несовершеннолетних. «Получается, что не менее 100 тыс. человек оторваны от семьи, а их родных, лишившихся возможности видеться с близкими, еще больше»,— говорит господин Бабушкин.

«В некоторых случаях УФСИН отправляет осужденных в удаленные регионы без существенных оснований»,— заявил “Ъ” руководитель правозащитной организации «Зона права» Сергей Петряков. «При обжаловании решений мы получаем один и тот же "Место отбывания наказания выбрано в соответствии с действующим законодательством"»,— говорит господин Петряков. Он приводит пример осужденного в Приморском крае, которого сначала отправили в колонию в своем регионе, а через два года перевели в Забайкалье: власти заявили, что в Приморье перелимит в колонии. В этом случае была нарушена ст. 3 Европейской конвенции о правах человека — запрет на бесчеловечное обращение, считает правозащитник. По его словам, осужденный житель Чечни, которого «Зона права» помогла перевести из колонии в Забайкалье в Астраханскую область, поскольку его родители не могли позволить себе тратить по 100 тыс. руб. на каждое свидание, уже обратился в ЕСПЧ: он считает, что было нарушено его право на уважение частной и семейной жизни.

Первопроходцами в ЕСПЧ были Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, напоминает господин Петряков, в Страсбурге признали в их случае нарушение ст. 8 конвенции (уважение частной и семейной жизни). А в марте 2017 года ЕСПЧ рассмотрел дело «Полякова и другие против России» — жалобы четырех родственников заключенных, направленных в удаленные регионы. В решении ЕСПЧ говорится, что расстояние между тюрьмами и домами семей заключенных составляет от 2 тыс. до 8 тыс. км. Это препятствует свиданиям или вовсе их исключает (см. “Ъ” от 9 марта 2017 года). Комментируя мартовское решение ЕСПЧ, глава СПЧ Михаил Федотов отметил необходимость поправок к УИК, уточняющих выбор места отбывания наказания. Он отмечал, что сейчас ФСИН свободна в определении места отбывания, если нет возможности подобрать в регионе колонию, отвечающую требованиям, «а при переводе из одной колонии в другую, в частности по соображениям безопасности, в кодексе вообще нет никакого правила».

«У нас в ЕСПЧ направлено восемь жалоб на выбор места отбывания наказания»,— говорит Сергей Петряков. В частности, на днях в ЕСПЧ ушла жалоба Аслана Черкесова, осужденного за убийство в 2010 году жителя Москвы Егора Свиридова. Уроженец Нальчика Аслан Черкесов был приговорен к 20 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Отбывать наказание его отправили в Красноярский край. Мать просила у ФСИН перевести ее сына поближе к дому, но ей отказали, сославшись на ст. 81 УИК. Адвокат Игорь Шолохов, составивший жалобу, отмечает, что колонии строгого режима есть и в Кабардино-Балкарии, а этапирование осужденного в Красноярский край является «дополнительным, неоправданным судом и законодательством наказанием».

Источник: Коммерсант.ru
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение