Ад в «Матросской тишине» соседствует с «пятизвездочным» раем для богатых

Члены ОНК Москвы во время последней проверки СИЗО «Матросская тишина» обнаружили корпус, где заключенные живут хуже, чем бомжи в подвале. Антисанитария, жуткая теснота, духота. Люди спят на бетонном полу. Живут в аду. А в это же время в другом корпусе открылись вип-камеры, среди них одна люксовая, за номером 275. Как может быть такой контраст в условиях содержания у людей, которые, как твердит Конституция, «равны перед законом»? Не счет ли мук и боли одних жируют за решеткой другие?

Времена, когда условия содержания в тюрьмах будут зависеть от социального и финансового статуса заключенного, вероятно, не за горами. Тон задала всем известная «Матросская тишина».

Вип-камеры там мало чем отличаются от стандартных номеров в отеле - полупустые, просторные, красивые, и я бы даже сказала, модные. На пороге люксовой камеры 275 на пороге автоматически хочется разуться, чтобы, не дай Бог, не наследить. Размером почти на всю стену телевизор, стильный подвесной унитаз, элегантные полочки-крючечки... Кажется, что ты не в «Матросской тишине», а в отеле где-нибудь на Мальдивах. И за окном не суровая московская зима, а плещется теплый океан.

Матрасы стелить некуда — связали из веревок «плоты»

«Матросская тишина» - изолятор большой и сложный. Не удивительно, что многие тюремные скандалы были связаны именно с ним (отдельные сотрудники СИЗО сейчас находятся под судом за вымогательство денег с богатых заключенных). Самый большой на сегодня перелимит именно в «Матросской тишине»: около 800 арестантов тут как бы «лишние», для них не предусмотрены ни спальные места, ни квадратные метры. Но в тесноте да не в обиде — всех вроде бы старались распределить по камерам так, чтобы жизнь за решеткой была вполне сносной. Да и арестанты на тесноту особо не жаловались. По крайней мере правозащитникам и прочим проверяющим так казалось. Кто ж мог подумать, что в лабиринтах «Матроски» спрятан настоящий ад?

Первый этаж третьего режимного корпуса. Ремонт здесь не делался со времен царя Гороха. Страшные обшарпанные коридоры, неприятный специфический запах. Ощущение, что ты находишься в подвале, где к тому же слышен постоянный гул.

Камера 318. Здесь 18 человек на 10 кроватей. Но дело даже не в количестве «лишних», а том что она сама по себе очень маленькая — тут должно быть максимум 5-6 коек. Поскольку матрасы на полу стелить некуда, заключенные связали из веревок (замечу, даже шнурки в СИЗО запрещены, а тут тюремщики закрывают глаза на веревки, только бы арестанты сами себе сооружали спальное место), как они выражаются - «плоты».

По сути, на всем втором ярусе нет пространства между кроватями — вместо них эти вязанные «плоты» или «гамаки». Второй ярус кроватей превратился в самодельный второй этаж (свободного пространства между кроватями нет вообще). Постельное белье грязного цвета, сбитые матрасы и подушки совершенно мерзкого вида. Нечто подобное я видела только на фото, которое было сделано в тюрьме «Кресты» в начале... двадцатого века.

Много больных, в том числе парень на костылях (ему особенно тяжело приходится в этой теснотище). Доктор зайти сюда, чтобы провести осмотр, просто не сможет. Медики вообще сетуют, что из-за дикого перелимита практически невозможно хотя бы в неделю посетить каждую камеру.

Гнилостный запах, видимо, от того, что нет холодильника.

- Три месяца назад пришли оперативники и забрали. Еще и телевизор отобрали без объяснения причин, - говорят заключенные.

Старый разбитый унитаз один на всех, а мыться арестантов выводят раз в неделю (душа в камере, разумеется, нет). Так что «ароматы» просто нестерпимые.

Камера 305. На 8 спальных мест 13 человек. Пол страшный, бетонный, а заключенный шутят: мол, это лучше чем кафельная плитка. В стенах дыры. Арестанты снова шутят: «Это у нас снизу ветка метро проходит, все расшатывает».

Камера 304. Все то же. Мрак и ужас. У входа ручкой написано: «Все покупается и продается, жизнь откровенно над нами смеется». В основном тут сидят люди, работавшие на воле водителями такси, уборщиками, строителями. Много приезжих из других городов. Знают ли они, что здесь есть совсем, совсем другая жизнь? Вряд ли. Лучше бы им не знать, иначе будет еще тяжелее.

Один большой начальник из ФСИН мне как то сказал, что когда заходит по работе в любую тюрьму (будь то нашу, будь то заграничную), спрашивает себя мысленно — смог бы выжить тут? Вот на первом этаже корпуса № 3 я бы лично не выжила.

«Номер за миллион»

В корпусе № 2 вовсю ведутся плановые ремонтные работы. И особенно кипят они на пятом этаже. На полу в длинном, похожем на больничный, коридоре светлая недешевая плитка. Новенькие двери некоторых камер будто зазывно открыты — ждут новых постояльцев. Внутри чистота и красота. Некоторые «номера» заселены, но и в них есть свободные места.

Камера 274. Тут четыре кровати, а заключенных трое. Новенькие толстые матрасы, подушки, на которых удобно спать. ЖК-телевизор, большой холодильник, везде развешаны красивые полотенца. Яркая дверь в туалет (такая не у каждого из нас дома). Ватерклозет совмещен с душем. В камере пахнет свежестью и апельсинами. Лепота.

Камера 276. Все очень похоже на предыдущую, тоже есть одно свободное место. Уверена, заключенные на костылях с первого этаже третьего корпуса с такой радостью его бы занял (а остальные согласились бы поспать хотя бы на коврике у дверного порога). Но место, видимо, «держат» для кого-то «поприличнее». Тут вообще все очень и очень приличные люди, обвиняемые по одной статье - «мошенничество». Из разговоров становится ясно, что один обвиняется в хищении целого нефтяного месторождения.

Знают ли постояльцы вип-камер о том, что здесь же есть совсем другие условия и совсем другие камеры? Тоже вряд ли. Выходит, в «Матроской тишине» параллельно существует два мира.

Об этом лично я узнала еще несколько месяцев назад от одной женщины-адвоката. Она спросила: « Вы слышали, что в «Матросской тишине» комфортные камеры продают за миллион рублей?». «Это в год или за месяц?» - только и вымолвила я. Адвокатесса уточнять не стала, писать заявление про этот факт отказалась наотрез, дескать, это слишком опасно.

Евроремонт на фоне других корпусов выглядит не просто вызывающе, а шокирующе. Если распределить те средства, что на него пошли, на ремонт других камер, то там хотя бы смогли покрасить стены и сделать стяжку полов. Зачем было вбухивать все в один этаж? Начальник СИЗО пояснил, что это не за счет бюджетных денег. Допустим. Верю, что добрые люди или организации выделили средства. Но неужели они поставили условие — отремонтировать только этот этаж и только в таком вот евро формате?

Камера № 275. Вау! Так уж получилось, что недавно я побывал в шведской женской тюрьме и поражалась ее помещениями. Но они меркнут перед этой! Тут можно футбол гонять! Два больших окна. На стене огромный телевизор, рядом модный пульт. Шикарный холодильник «Индезит» забил деликатесами. Кровати (две совершенно пустые) застелены белоснежным бельем. Кругом красивые полочки для удобства. На одной стоят стильные банки для самых разных специй (на каждой сверху аккуратненькая миленькая ложечка), и вообще много такого, чего не всегда найдешь даже у обеспеченной хозяйки на кухне. Туалет с включающейся вытяжкой, с подвесным унитазом (стоит от 30 до 50 тысяч рублей), с красивым шкафчиком. Такой туалет я видела только в отелях не ниже уровня «четырех звезд».

Как же вообще все тут в камере продумано, буквально для мелочей. Чтобы удобно было положить книжку, повесить рубашку. Такой ремонт делают обычно у себя дома. Главный житель этой камеры, вероятно, чувствует себя в «Матросской тишине» как дома.

Кто же он?

Это известный мошенник-решальщик Дионисий Золотов.

Из рассказа сотрудника ОНК Москвы Дениса Набиуллина:

«Когда мы приходили к нему с проверкой, он на глазах сотрудников доставал мобильник, звонил, ему в камеру приводили заключенных из других камер, и вообще выполняли все его просьбы. С разрешения сотрудников выходит из камеры в коридор, гулял по нему, показывал: «Вот тут я делаю ремонт. Все это за мой счет».

Как нам хотелось поговорить с Дионисием Золотовым, спросить, есть ли у него жалобы на условия содержания! Ну мало ли — модный унитаз, может, шумит при смыве, или вода в душе слишком горячая, или один из десятка режимов размораживания в холодильнике не работает, всякое ведь бывает. Но вот оказия! Прямо перед нашим приходом Дионисий написал заявление на имя начальника СИЗО, что просит оградить от общения с членами ОНК в связи с личной неприязнью. И за минуту до того, как мы поднялись на вип-этаж, Золотова вывели в спортзал (в других корпусах люди месяцами ждут очереди, чтобы попасть туда).

Мне посчастливилось долго общаться с Дионисием раньше, еще в СИЗО № 5. Поверьте, вы вряд ли встречали человека обаятельнее и харизматичнее. Голос, жесты — он располагает к себе безоговорочно. Так и хочется воскликнуть: что делает этот прекрасный человек в СИЗО? Поддавшихся на его обаяние очень много, и некоторые из них уже осуждены на огромные сроки, отбывают наказание.

Но не за красивые глаза и бархатный голос ему досталась лучшая на сегодняшний день камера не только в «Матросской тишине», но и вообще на всех СИЗО Руси-матушки. А тогда — за что?!

Феномен Золотова

Если бы член ОНК Набиуллин обо всем этом сразу написал в отчете, отправил запросы в правоохранительные органы, наконец бы, придал бы увиденное публичности – кто знает, возможно, он был бы сейчас на свободе. Но наш коллега нарушил регламент, этику и никому об этом не рассказала. Более того, он брал трубку, когда из «Матросской тишины» ему названивал Дионисий с разными просьбами. Закончилось это тем, о чем «МК» уже писал - в один прекрасный день Золотов попросил Набиуллина встретиться в кафе с «его человеком». А тот передал пакет с полмиллиона долларов (20 тысяч были настоящие, остальные — бумажки) якобы за освобождение из-под стражи банкира Ильдара Клеблеева.

Зачем это нужно было Дионисию? Если вы думаете, что он боролся с чистотой рядов в ОНК, то глубоко заблуждаетесь.

Одна из версий — чтобы дискредитировать ОНК в том числе в тот момент, когда члены комиссии обнаружат вот такие вип-камеры и получат ворох жалоб от родных по поводу «слишком высоких цен». То есть чтобы никто не мешал зарабатывать огромные деньги.

Вся оперативная игра велась с участием сотрудников оперотдела СИЗО, не знать об этом не мог заместитель начальника «Матросской тишины» по оперативной работе Алан Гадзаонов. Кстати, по словам родственников заключенных, это именно он решает, кого в какую камеру отправить — в наказание или в поощрение, у кого отобрать телевизор и кому принести. Мог ли не знать Гадзонов о мобильной связи в вип-камерах? Как она туда попала? Ответ, по-моему, очевиден.

В деле Набиуллина Золотов проходит как свидетель. Но вот уже возбуждено уголовное дело в отношении Дионисия в связи со смертью его бывшего сокамерника, топ-менеджера «Роскосмоса» Владимира Евдокимова. Напомним, что исполнительный директор компании был найден мертвым в камере СИЗО № 5 («Водник») 18 марта 2017 года. Правоохранители хотели обвинить Золотова по статье «доведение до самоубийства», но потом остановились на «мошенничестве». Впрочем, по словам источника со стороны следствия, вопрос о возвращении к этой статье (110 УК РФ, кстати, предусматривает до 15 лет лишения свободы) до сих пор остаётся открытым.

СПРАВКА МК: «По уверению адвоката, Евдокимов накануне трагедии был бодр и полон оптимизма, на сделку со следствием идти не собирался, полагал, что сможет доказать свою невиновность. Сокамерники тоже говорили, что Владимир Евдокимов ни на что не жаловался.

Однако вскоре к правоохранителям обратилась жена умершего Валентина Ракитина, которая рассказала, что сокамерник Золотов сразу же дал Евдокимову мобильный телефон, организовал передачу сигар и виски и, наконец, предложил помочь с прекращением его уголовного дела.

В конце февраля Евдокимов попросил супругу собрать 50 миллионов для решения вопроса по уголовному делу (сначала изменение меры пресечения на домашний арест и затем прекращение дела за истечением срока давности). «Порешать» все взялся именно Дионисий Золотов, который уверял, что у него связи в ФСБ и СК. Ракитина деньги передала через посредников, но Золотов сообщил Евдокимову, что тех якобы задержали и теперь на его жену возбудят уголовное дело.

Видимо, Золотов и его «кураторы» не могли предположить, что Евдокимов вместо того, чтобы пойти на сделку со следствием в обмен на свободу жены (именно таким был план спецоперации, по некоторым данным), просто покончит с собой».

По некоторым данным, Золотов не раз выполнял поручение (просьбу) сотрудников спецслужб и участвовал так называемых «внутрикамерных разработках. Но вот так, чтобы после смерти Евдокимова его сразу же привлечь к операции против ОНК... Не слишком ли нагло? И не слишком ли вызывающе содержать Золотова в вип-номере, когда в других камерах заключенных набито, как кильки в бочке?

- Золотов — это феномен, - сказала мне один сотрудник спецслужб. - Он как Дух времени.

Не могу не согласиться. Все, что с ним происходит, тоже — Дух Времени.

Прошу считать эту статью официальным обращением к директору ФСИН России Геннадию Корниенко с требованием разобраться в условиях содержания заключенных в СИЗО «Матросская тишина».

Источник: MK.RU
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

4 комментария

Гутор Наталья Гутор Наталья
14 декабря 2017 в 15:16

А вправе ли мы обсуждать Васю тракториста? Кто Вам дал право делить людей на "из приличного общества" и НЕ "из приличного общества"? Проблема-то в другом! Если Вы конкретно относите себя к"приличному обществу", то у Вас хватило бы мозгов не писать про Васю тракториста в таком ракурсе, а понять из опубликованной статьи в чем суть проблемы

Хваткин Павел Хваткин Павел
14 декабря 2017 в 18:44

Золотова вправе же... Какая-то политика двойных стандартов получается... Вам же, наверное, не очень приятно, если к вам в метро жмется бомж. Вам же, наверное, захочется от него дистанцироваться. И это не плохо. Это нормально. Если Вас от запаха стошнит в том же вагоне, то это будет гораздо хуже, не правда ли?

Гутор Наталья Гутор Наталья
14 декабря 2017 в 18:57

Павел, в том-то и дело, что в метро условия для всех находящихся в вагоне ОДИНАКОВЫЕ! А в статье идет речь о содержании ЛЮДЕЙ в кардинально разных условиях. Создать условия для всех, а уж, если хотите, распределять по камерам с разными социальными статусами:министров с министрами, начальников ФСИН с начальниками ФСИН (или хотя бы с замами, не ниже).Простых смертных с простыми смертными, но условия должны быть созданы (это закон), мы ж не дикари в демократической и свободной стране))

Хваткин Павел Хваткин Павел
14 декабря 2017 в 09:28

А вы хотите, чтобы оступившийся человек из приличного общества спал в одной вонючей камере с трактористом Васей, который свое имя с пятью ошибками пишет а трехразовое питание только в СИЗО увидел?

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение