Что происходит в белорусских тюрьмах - рассказы очевидцев

О том, что творится в белорусских СИЗО, тюрьмах и колониях можно узнать только из личных рассказов тех, кто сам там побывал, - вся система слишком закрытая. Две новые книги приоткрывают завесу тайны.

Пенитенциарная система Беларуси - одна из самых закрытых в стране. Ее не могут контролировать общественность и правозащитники, а о том, что происходит в следственных изоляторах, тюрьмах и колониях, становится известно только благодаря личным свидетельствам тех, кто сам побывал в этих учреждениях.

Среди них - экс-политзаключенные Дмитрий Дрозд и Игорь Олиневич, тюремные дневники которых были представлены в Минске во вторник, 28 ноября. На презентации подчеркивалась важность книг, авторы которых рассказывают о происходящем сегодня в местах лишения свободы. И многим было трудно поверить, что все это происходит в ХХI веке.

Свидетельства белорусских политузников

По словам редактора изданий Елены Лаптенок, идея объединить книги политзаключенных в одной серии вполне логична: "В современной Беларуси по политическим мотивам за решетку попадали общественные активисты, политики, журналисты, литераторы, которые хорошо владеют словом и которые сумели описать все, через что им довелось пройти". Образованные люди, по словам Лаптенок, передают все свои ощущения и рассказывают, "что им помогло преодолеть все эти испытания".

Книги-дневники бывших белорусских политзаключенных Дмитрия Дрозда и Игоря Олиневича

Глава правозащитного центра "Весна", бывший политзаключенный Алесь Беляцкий отметил, что "тюрьма останавливает хаос в мыслях и дает возможность сосредоточиться". По его выражению, возникает желание высказаться на бумаге, и написать про глобальные вещи и вечные ценности. "Физические страдания перевоплощаются в художественное слово высокого качества, а ежедневные записи мыслей помогает узнику укреплять свой дух, свою волю", - объяснил Беляцкий.

Почему узники-"Ботаники" написаны с большой буквы

Автором одной из представленных книг - "Бунт Ботаников" - является историк Дмитрий Дрозд. Он попал за решетку за участие в акции протеста против фальсификации итогов президентских выборов, которые прошли 19 декабря 2010 года. Дрозд вел дневник в течение 7 месяцев - с первых дней после задержания и до самого освобождения. Как рассказал историк, слово "Ботаник" в названии книги неслучайно написано с большой буквы.

Дмитрий Дрозд

"Во время нахождения по ту сторону забора после акции протеста я увидел там столько замечательных людей - ученых, политиков, студентов и других умных людей, которые в сложнейших условиях вели себя очень достойно. Поэтому слово "ботаник" не носит того иногда немного негативного оттенка, к которому мы привыкли", - подчеркнул Дрозд.

Руководитель правозащитной организации "Белорусский документационный центр" Раиса Михайловская считает, что исторической науке повезло, поскольку за решеткой оказался такой хороший историк, как Дмитрий Дрозд, который сумел беспристрастно описать все, что увидел.

"В ШИЗО у зеков забирали даже трусы"

Автор книги "Еду в Магадан" Игорь Олиневич, который сейчас находится за пределами Беларуси, со школьных лет увлекался историей, особенно анархистского движения, читал работы и изучал жизнь его основателей. Анархиста Олиневича, инженера-электронщика по образованию, обвинили в хулиганстве и повреждение имущества общеопасным способом и в особо крупном размере (так называемое "дело анархистов") и приговорили к 8 годам лишения свободы. 22 августа 2015 года Олиневич вышел на свободу после помилования указом президента, о котором анархист не просил.

Первые публикации дневников Игоря появились в независимой белорусскоязычной газете "Новы Час" еще во время его нахождения в колонии усиленного режима. Мать экс-политзаключенного рассказала, что идея написания книги возникла еще в 2011 году, во время единственной встречи с сыном, которую следователи разрешили в СИЗО КГБ. "Все мы думаем, что беззаконие, беспредел, репрессии никогда не затронут нас и наших близких. И очень важно, чтобы эта история стала достоянием всего общества", - указала Валентина Олиневич.

Сам автор дневников подробно фиксирует факты бесчеловечного отношения к заключенным. "В штрафном изоляторе (ШИЗО) зимой у зеков забирают трусы, не дают взять с собой мыло для ног, кружку для питья. На моих глазах зоны превратились в лагеря позднесталинского типа, известные как Особлаги (лагеря для политзаключенных). Запретили посылки с овощами, предметы личной гигиены стали включать в общий вес посылки, запретили личные тазики и ведра, уменьшили время свиданий, запретили юридическую литературу", - пишет Олиневич.

Советы политузников: "Собрать волю в кулак"

И продолжает: "Запретили розетки в жилых секциях, на кабинках туалетов нет дверей. Запрещена керамическая посуда, конфискуют электрочайники. Нельзя носить шерстяной свитер, на зиму и лето одна модель туфель, отсутствует межсезонка – дождевик, куртка, пальто. Или роба, или ватник. Что говорить - даже щетку зубную третий месяц не могу купить, потому что нет". И подобных примеров в книге множество.

В итоге Игорь Олиневич приходит к примечательному выводу: "В тюрьме, как нигде, жизненно необходимо собрать волю в кулак, мобилизоваться, разобраться в своих сомнениях и ценностях. Духовная рыхлость в тюрьме - гибельное качество. А сам процесс написания выступает как самотерапия". И добавляет: "Не забыть того радостного ощущения, когда заканчиваешь последнюю страницу, - ощущения легкости, гармонии, освобождения. Именно тогда я ощутил, что могу жить дальше, а не прокручивать в голове все круг за кругом".

Источник: Deutsche Welle
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение